Смотреть трансляцию

Елена Васильева

Убить Бобрыкина

Александра Николаенко
Убить Бобрыкина

Другие книги автора

Убить Бобрыкина

Роман Александры Николаенко противопоказан тем, кто не любит прозу Серебряного века. В основу этой книги положен стилистический прием, похожий на тот, что был использован Андреем Белым в «Петербурге». И настроение книги, а также ее, простите, атмосфера отсылают к творчеству символистов, в особенности к «Мелкому бесу» Федора Сологуба. Потому что для главного героя, Саши Шишина, Бобрыкин является таким же бесом, как недотыкомка для Передонова.

«Убить Бобрыкина» написан ритмической прозой. За счет этого роман очаровывает, но может и утомить читателя. Помимо ритмических периодов, в тексте много и смысловых рефренов – они постоянно напоминают о навязчивой идее главного героя, Саши Шишина, указанной в названии романа.

Шишин хочет убить Бобрыкина из-за девушки. Ее зовут Таня. Она приходится Бобрыкину женой, у них есть дочка Оленька. Но также Таня приходится Шишину возлюбленной и пишет ему любовные послания. Где в этих отношениях рубеж между реальностью и вымыслом, понять сложно. Роман описывает область какого-то пограничья – между сном и явью, фантазией и действительностью, мыслями и действиями.

Ветер дунул, плюнул, завыл, приподнял с козырька подушку снежную, рассеял в небе. Шишин зло, угрюмо на высокого, красивого Бобрыкина смотрел замерзшими глазами, слезясь и щурясь, на Бобрыкина, женатого на Тане, похожего в пальто на Ланового, с веревкой новой, в черных кожаных перчатках с норковой опушкой, в сверкающих начищенных ботинках, и… ненавидел, ненавидел, ненавидел...
— Что? — спросил Бобрыкин.
Шишин промолчал. От ненависти у него сводило зубы.
— Что? — повторил Бобрыкин ненавистный, снова Шишин промолчал.

Главным антагонистом Шишина является Бобрыкин. Только эти герои в книге названы по фамилии; фамилии противопоставлены по звучанию; поведение персонажей абсолютно разное: Шишин ведет себя как трус, а Бобрыкин – как хулиган и забияка. Ни тот, ни другой не вызывает симпатии, равно как и другие герои этой книги.

«Не будет Бобрыкин ненавистный стоять и ждать, пока я задушу его веревкой, — думал Шишин дальше, — он меня сильнее. Вырвет веревку, и надает по шее, как в прошлый раз…» Шишин уже не в первый раз пытался задушить Бобрыкина веревкой, но все не выходило: то Бобрыкин ненавистный не оказывался дома, если Шишин заходил душить его, то дома были Оленька с Танюшей, а при них душить Бобрыкина неловко становилось, а то, вдруг разглядев в руках у Шишина веревку, Бобрыкин отбирал ее, и приходилось Шишину идти за новой в хозяйственный через дорогу, или в другой хозяйственный, что тоже как назло через дорогу был. Иногда, увидев нетерпеливо переступавшего под дверью Шишина с веревкой, Бобрыкин злился и мог крепко оттрепать за уши, или брал нос Шишина в щепотку и больно крутил его, пока у Шишина в глазах не солонело.

Шишин, Таня и Бобрыкин учились в одном классе, то есть они ровесники. После окончания школы Таня и Бобрыкин сыграли свадьбу и завели семью. А Шишин живет на пенсию своей матери, очень агрессивной религиозной старухи. Иногда выходит по ее поручению в магазин. И читает письма Тани. А еще – думает как школьник и ведет себя также.

По всей видимости, Шишин психически болен. Роман начинается с его слов «Удавлюсь». Он боится опускать руку в почтовый ящик, потому что там может сидеть кошка, которая откусит ему палец. Однажды ни с того ни с сего он задумывается над тем, чтобы «взять резинку и убить милиционера». Помимо навязчивой идеи убить ненавистного Бобрыкина, Шишина преследует идея убить и мать.

«Мать, кстати, тоже можно задушить веревкой, все равно не любит», — подумал он и посмотрел на мать внимательно, с шестого узелка.
<…>
— Отдай, во сне зарежу…
— Что? — усмехнулась мать.
— Уснешь — зарежу и возьму альбом.
<…>
— Уймись, — сказала!
— Убью тебя сейчас.
— Убей, — сказала мать.

Характеры и Шишина, и Бобрыкина гиперболизированы и доведены до амплуа. Преувеличенно восторженна и Таня, преувеличенно демонизирована мать Шишина. Если в «Мелком бесе» Сологуба понятно, что Передонов – отщепенец, но по нему измеряется степень ненормальности окружающего мира, то в «Убить Бобрыкина» такого нет. Это вселенная психического отклонения, и стилистика романа только усиливает гнетущее впечатление.

Так что ни о каких противопоставлениях аполлонического и дионисийского в случае с романом Александры Николаенко говорить не приходится. Он отражает только одну сторону медали – точку зрения больного и бездействующего человека. Такая книга по прочтении вполне обоснованно вызывает отторжение. Однако она написана – и сделана весьма убедительно.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу