Александр Секацкий

Складки

Валерий Кислов
Складки

Другие книги автора

Валерий Кислов «Складки»

Возможно, что название книги обозначает и ее жанр – складки, выкладки,  расклады, вклады – сам автор указал бы содержимое всего семантического гнезда,  он любит это дело и понимает в нем толк. Сквозным методом всех текстов, кроме, может быть, первого являются филологические игры – ну или языковые игры особого рода, в основе которых лежит надежда, что если вертеть слово так и сяк, разворошить уже упомянутое семантическое гнездо и действовать в этом духе смело и безоглядно, то смысл и сам приложится. И кстати, иногда и прикладывается, так бывает.

Я не сомневаюсь, что у такого жанра есть свои ценители, не столько в качестве читателей, а так, чтобы самому развернуться на полную мощь или еще лучше сыграть в игру вдвоем, втроем, вчетвером, радуя друг друга находками и получая удовольствие. Между прочим, удовольствие высокой пробы. Допускаю даже, что и читатель, смиренно и восхищенно следующий за причудливыми пируэтами и все время требующий: «еще,  еще!» - тоже найдется. Я же вправе ограничиться лишь своими читательскими впечатлениями.

Что ж, кое-где действительно было интересно, но автора все время несет, ему хочется перечислить как можно больше не упустить ничего, подобрать все крошки. Воистину вспоминается изречение одного известного сочинителя bon mots: «ничто так не вредит хорошему человеку, как желание казаться еще лучше». Вот, например, текст под названием «Краткий курс у-вэй», речь понятно, идет об искусстве недеяния и насчитывает примерно 20 страниц. И вот чем они заполнены:

«Не выступай по делу и не по делу, так или иначе получишь за дело или ни за что; в итоге обделаешься и уделаешься: по колено, по пояс, по уши, а там и во весь мозжечок» (с. 63). Пройдя несколько страниц: «Не делай себя еще более уделанным, чем ты есть на самом деле. Не ерничай ни по колено, ни по пояс, ни по уши» (с. 69)

Оказаться в том, в чем бывают по уши, конечно  не очень приятно. Между тем, кое-где попадаются удивительно точные схватывания, и это особенно досадно. Безжалостно эксплуатируемые автором перечисления в свою очередь заставляют задуматься о другом возможном значении глагола «перечислить» -  если поставить ударение на последний слог, то этот глагол будет коррелировать с такими словами как «переборщить» или «пересолить». И придется признать, что очень уж все «пересолено» в этой книге или, выражаясь старомодно, автору частенько изменяет вкус.

Ну вот еще цитата, где вовсю обыгрывается «мыслящий тростник» Паскаля:

«С одинаковым успехом свекла будет смотреть в телескоп на внешние звезды и через микроскоп на внутренний тростник…

Ты уже понял, что счастья она не испытывает. Счастье понимающей свеклы – это невообразимая ахинея. Можно фантазировать до бесконечности, представляя себе кита, по горло напичканного свеклами, или свеклу, до хруста распираемую китами, или даже тростник с циркулирующими внутри микроскопами» (с. 94) – ну и так далее. Хорошо, если это первые попавшиеся сравнения, если же нет, то дело обстоит уже не столь хорошо…

Книга, разумеется, издана в авторской редакции, о чем,  быть может, когда-нибудь пожалеет и сам автор…

Еще одна особенность текстов (за исключением последних двух) – почти полное отсутствие личных имен (за исключением вымышленных) и любовь к скрытым цитатам, которых, напротив, более чем достаточно. То есть не столько цитат, сколько отсылок, что предполагает игру в узнавание: то Кант мелькнет, то Ницше с его Заратустрой, то Николай Кузанский – эта игра удалась куда больше, вылавливать даже интересно. Для питерского читателя, как-то причастного к культурно-тусовочной среде тоже есть дополнительный бонус: можно «выловить» с десяток персонажей.

И ведь что любопытн: там, где автору случается рассказать историю, все получается, история про двойника, например, с которой начинается книга, очень даже заинтриговала. Но, потонула в складках, распираемая свеклой…

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу