Ольга Чумичева

Остров Аграфены

Владимир Федоров
Остров Аграфены

Другие книги автора

Владимир Федоров «Остров Аграфены»

Сборник рассказов сибирского автора – геолога, драматурга, опытного литератора – оставляет впечатление единого произведения. Здесь нет сквозных персонажей, но есть единство места, и оно, пожалуй, важнее всего. Якутия, Колыма, дом с огородом у реки, от которого надо лететь до Олёкминска… для многих читателей это некие полумифические, пугающие и/или завораживающие названия. Перенестись туда для жителя крупного города – почти то же самое, что перейти в иной мир, не навсегда, но покинуть привычное течение времени. Книга, с одной стороны, сохраняет трогательную и теплую интонацию рассказов 1970-х годов о геологах и этнографах, современных и стародавних, о первооткрывателях и суровых добрых бородатых людях у походного костра. И эта доверительная интонация, вкус к деталям, неспешность повествования делают рассказы Владимира Фёдорова очень настоящими, реалистичными, живыми – и в то же время чуть ностальгическими. С другой стороны, этот сборник – как шаманское путешествие в иной мир, где являются призраки умерших – давно переставших гневаться и суетиться, где любовь живет и после смерти, а красота не увядает. Это мир волшебных теней, возникающих под рокот шаманского бубна, мир северных магических женщин, обладающих нежностью и мудростью, отважных мужчин, мир искренних чувств, в котором есть и злодеи – но они словно исполняют предписанную им роль, не обретая полноты бытия.

Этот мир одновременно узнаваемый, подробный, но лишенный надрыва и отчаяния. Да, может русалка увести за собой в воду – но если сам пойдешь за ней, а отрубленные руки музыканта ему возвращаются, и обреченные на гибель снежным вихрем улетают далеко-далеко, за тридевять земель.

Это сказки для взрослых, но не просто сказки для развлечения. Если искать литературную аналогию, я бы назвала Мигеля Анхеля Астуриаса с его прозрачным и загадочным миром, где житейское, романтическое и магическое не литературные приемы, а словно естественная часть леса и мира. У Владимира Фёдорова реки и острова, леса и тундра, люди и олени существуют и здесь, и в ином, верхнем мире. И кажется, что так и есть, и так должно быть. И да – мы знаем об ужасах зимы и лагерей, и автор знает. Но не об ужасах надо думать, а о любви и красоте. И автору веришь в каждой детали, бытовой и фантастической.

Это очень нежная книга. Увлекательная как роман, спокойная как миф, но главное – нежная.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу