Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2020

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Елена Одинокова

Чистый кайф

Андрей Геласимов
Чистый кайф

Другие книги автора

Залейте такой кайф в «тугой адидас»

Эта книга вызвала у меня дикий истерический смех. Во-первых, читателям уже объяснили, что Пистолетто это намного менее круто, чем Ноггано. Во-вторых, очередной яппи с его ватсапами, скайпами и воспоминаниями о лихих девяностых в этом сезоне уже воспринимается как коверный клоун. В-третьих, это, извините, не кайф, а какая-то лажа:

«Большая Ба, вообще, могла стать зачетным эмси. И на районе она была не одна такая. Если кто хоть раз бывал на ростовском рынке, тот знает, что здесь у каждой бабушки свой флоу. Эминем — не Эминем, Тупак — не Тупак, но нынешний рэперский молодняк любая бабуля с Ростова легко может задвинуть. У них, в отличие от этих глупых пацанчиков, есть вполне конкретная цель — продать тебе не жменю семян, за которыми ты заскочил, а ведро яблок, да мешок капусты в придачу. И поэтому у них такой флоу, что только в путь. Очарованная бандитами своей лихой киевской юности, моя эмси Бабуля придумала для меня отморозка Пистолетто. Те ее жульбаны, прессовавшие в свои времена фашистов, ходили только с карманными стволами, и эти волыны крепко засели у нее в памяти. Так или иначе, но любой мой трек от лица балбеса Пистолетто Большая Ба всегда ждала и слушала с особым вниманием. Он ей нравился, этот дуралей. Особенно если у меня получалось круто. В этом смысле Пистолетто меня выручал не раз. Суровое сердце Николаевны таяло от его бандитских историй».

Любовь персонажа к бабуленьке, в общем, понятна. Не совсем понятно, каким макаром этот бабулин «дуралей» ухитрился стать известным рэпером. Хорошо еще, она не называла его шалопутом, вертопрахом или мазуриком и не меняла герою подгузники в прямом эфире, чтобы он сделался еще более продвинутым жульбаном. Для полного стилистического конфуза тут не хватает только слов «кушать», «попка» и «фигня». А какие опасные истории сочиняет наш шалопут на кухне с бабуленькой, кушая блинчики! Вот несколько цитат из его творчества.

«А на «мерсе» дырки латают. Но тачила от этого еще круче в цене. Хочешь уважения на районе — поимей белый «мерс». Вот и носится смерть по Ростову — белая, красивая, как океанский пароход. Сядь в нее — и умчит, куда белый кит не уносил капитана Ахава. При этом среди пацанов помельче тоже волнение. Стволов пока нет, чтобы принять участие, но на минутку присесть хотя бы в это белое чудо желание сильное имеется».

Я не сомневаюсь, что рэпер Оксимирон читал Германа Мелвилла, но у меня возникают большие сомнения в начитанности рассказчика, этого простого внука рыночной торговки, который сочиняет, как присел бы в белое чудо, чтобы поиметь его. На что же, он бедняга, там присядет, если стволов еще нет, неужто на рычаг коробки передач? Да, это не по-детски взволновало бы всех пацанов на раёне.

«Кричать-то они кричали, но присесть в «мерс» у них, сука, яиц не хватило. А Пистолетто — крутой. Пистолетто надо думать о своем положении. И о Полине. Поскольку кто Полину завалит, у того на районе особый статус. Отсюда и возникло движение. Отсюда и пошел замес».

Даже если эта Полина — местный криминальный авторитет, завалить ее было бы не слишком круто, она все-таки дама. Но, по нашему скромному разумению, речь здесь идет вовсе не об убийстве важной Полины, а о банальном сексе. Вот что значит учиться крутым замесам у бабуленьки. Сплошные моби-дики в голове.

 «Но что мы имеем вместо хорошей и полезной энергии? Двух симпатичных крепких братков, залитых в тугой «Адидас». И по их виду понятно, что Пистолетто на заднем сиденье в их планы не входит. У них другие задумки. Они садятся в «мерс» и начинают тереть за какие-то стрелки. Им надо проехать через пост ГАИ, при этом не спалиться со стволами. Пистолетто лежит на полу, покрытом отличным немецким ковриком, и хладнокровно прикидывает свои шансы. Пистолетто умный. Его так просто не возьмешь».

Симпатичные братки, трущие в тугом адидасе, и не таких брали, вон их сколько в немецком порно. Тем более, и мерседес просторный, обычно думаешь, как в ентом мерине поставить ноги, чтобы колени не упирались в спинку переднего сиденья, а тут целый мужик поместился на коврике. Это вам не «неудобное положение, как на заднем сиденье фольквсвагена».

На сороковой странице автор настолько расхрабрился, что употребил слово «пиздец», но тут же исправился и напечатал «до фига». Все уже поняли, что герой опасен, так что не нужно дальше портить карму нехорошими словами, а то мало ли какая «фигня»…

Страница 43: «В гостишке меня явно не ждали. Митя затер со смуглой девчулей на ресепшене, а я присел на диванчик». Именно на диванчике у девчули в гостишке такая книжуля будет очень «полюбак».

Страница 291. Пистолетто снова в гостишке: «Я посмотрел на нее, на халдея, потом развернулся и пошел. Вжарил оттуда по своим делам. Уверенно шел, четко. Лупил как молотильный аппарат, готовый перемолотить чего хочешь. Ножку тянул, шажок печатал не хуже роты почетного караула. Нет, дивизии почетного караула. В полном составе. Ступню прибивал к тротуару — хер оторвешь. По щиколотку в асфальт уходила. Пока не замахал руками и не ебнулся как последний лох. Оказалось — тут скользко. У пафосной, сука, гостиницы, куда я не вытягивал фейсконтроль. Юля громко наезжала на швейцара, тот быковал, я лежал на тротуаре и смотрел в небо». Как прикажете понимать все эти аты-баты?

На странице 296 наша икона гангстерского стиля учит рэперским азам девушку Юлю: « — Надо, чтобы трусы сверху было видно, — сказал я Юле.

— Вот так? — Она приспустила широченные штаны-трубы и повернулась у зеркала.

— Даже еще больше.

— Свалятся же.

— Могут. Но ты не зевай. К тому же сверху надо баскетбольную майку накинуть подлинней. Тогда останешься, типа, в платье, если что. И шнурки на «тимбах» развяжи. Они должны быть такие, ну, знаешь, расхлябанные.

— И это круто?

— Это невероятно круто. Ты просто нигга и гангста в одном лице.

Юля опустилась на правое колено, чтобы развязать шнурки на высоких желтых ботинках, в которых любил гонять по Нью-Йорку большой чувак Notorious. В рэперском прикиде она выглядела забавно, дерзко и в то же время беззащитно.

— А если я на них наступлю?

— Упадешь. Но рэпер должен показывать, что ему пофиг.

— Все пофиг?

— Абсолютно. Вообще, все — до фонаря. Главное, что он в потоке. Флоу — понимаешь?»

Если вы пишете про быдловатого рэпера-селфмейда, не нужно «наскоряк» брать консультации у бабули. Иначе у вас получится пожилая актриса в костюме Буратино. Нужно хорошо знать среду, о которой пишешь, нужно думать и говорить как рэпер, нужно действительно хотеть этот белый мерседес. Чтобы не было мучительно больно за напрасно отсиженную попку.

Хотя… Рэперов нынче много, а по-настоящему веселых книг мало.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу