Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2020

s

Работает Большое жюри премии

читать рецензии

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Ольга Погодина-Кузмина

Непостоянные величины

Булат Ханов
Непостоянные величины

Другие книги автора

Звёздное небо и моральный закон

Интригующее начало, симпатичный молодой герой. Мы знакомимся с ним в поезде — на рубеже прошлых обид, не состоявшейся любви и неизведанного будущего. Он скромен, погружен в себя, но не себялюбив. Его отличает свежесть взгляда, обширная эрудиция. Багаж знаний и чтения пока не оформился в фундамент мировоззрения, а клокочет на поверхности, то и дело выплескиваясь цитатами, отсылками, бесконечным внутренним спором и критикой вековых устоев авраамических религий.

Он — молодой школьный учитель.

«— Что для вас главное в работе учителем, Роман Павлович?

— Для меня нет большей радости, чем слышать, что дети благодарят меня, — сказал Роман важно. И прибавил мысленно: «И ходят в истине».

Основательная часть книги посвящена поискам Бога и смысла бытия, вопросам социального устройства и выбору собственного пути — как и полагается «роману воспитания», то есть становления молодого героя.

В форме писем случайным адресатам и бывшей возлюбленной герой пытается сформулировать свой «символ веры».

«Все, против чего восстаю я, сосредоточено в христианстве, в авраамических религиях вообще. Жесткая иерархия, зиждущаяся на безотчетном послушании и повиновении, мнимое равенство, основанное на навязчивой тяге сводить все к единому знаменателю — Богу, узаконенная несвобода, неоспоримые авторитеты, патриархальные нравы, запугивание грядущей расплатой, вмешательство во все сферы жизни, расправа с инакомыслием, оправдание любых деяний руководящего состава, высокий стиль — все это роднит христианство с тоталитарными системами. По-научному это зовется гетерогенностью. Она проникла на все уровни».

Это честные, глубокие поиски — не дешевые насмешки над «всяким старьем» сытеньких мальчиков в красных кроссовочках, которые в один из прошлых сезонов устроили нашествие на «Нацбест». В душевной работе героя читаются образы «Подростка», «Юного Вертера», чеховского студента.

Важно отметить, что философские отступления до какого-то момента работают на интригу. Становится любопытно — как отразится на мировоззрении героя встреча с реальностью, рутинная работа школьным учителем? Разрушит ли абстрактные умопостроения и поможет принять противоречия бытия? Или же, напротив, укрепит еретический дух? Ведь ему предстоит серьезная борьба на выживание.

«Вернувшиеся из школьных лагерей, выдернутые из подъездов, оторванные от компьютеров, школьники источали энергию и не намеревались направлять ее на созидание. Суровые дети, которые по неведению разбивают в пух и прах идеалистические учебники по педагогике, предписывающие не травмировать нежную детскую психику».

Забегая вперед, стоит сказать, что несмотря на некоторый налет юношеской мизантропии, авторский герой оказывается вполне жизнеспособным и жизнелюбивым; он находит способы завоевать авторитет у своих учеников и достичь компромисса в общении со старшим педагогическим составом школы.

К вопросам религиозного сознания молодой учитель Роман возвращается уже не через абстрактные построения, а наблюдая живые человеческие характеры и судьбы, сам попадая в непростые ситуации выбора. Ведь среди его учеников оказываются дети из религиозных семей, и тут не работают никакие правила. Брат и сестра из многодетной семьи баптистов оказываются открытыми, приятными, прилежными ребятами. А девочка, которая разносит по школе брошюры «Свидетелей Иеговы» уже заражена всеми несимпатичными чертами сектантского фанантизма.

«— На вас поступила жалоба, что вы пропагандировали атеизм на уроке, — сказал директор. — Это правда?».

«— Она и на меня жаловалась, — сказала учительница. — На уроке о Московской Руси я заговорила о роли православия. Как без него историю России преподавать? Хапаева заявила директору, будто я насаждаю православие и ущемляю в правах другие христианские течения. Не чушь ли?».

Юноше приходится решать и проблемы неизбежности насилия, выстраивания системы иерархии и субординации — о которых так просто рассуждать в системе отвлеченных оценочных понятий. Он проходит через рубежи школьного фронта: усталость, выгорание, беспомощность перед абсурдом бюрократии. «По разнарядке» участвует в нелепых праздничных мероприятиях в годовщину воссоединения Крыма с Россией — и, по счастью, этот эпизод не становится поводом для политических обличений и монументальных выводов.

Жаль, что автору не удается решить проблему, общую для всех начинающих писателей — сюжетная структура где-то после первой трети начинает рассыпаться, события наслаиваются хаотично, не вытекая одно из другого, и внутренняя логика истории то и дело отклоняется от основного русла. 

Несколько сбивает с ровного дыхания налет сорокинщины в письмах, которые рассылает герой случайным адресатам. Не слишком органично вплетены в текст цитаты, отрывки из литературных произведений второстепенного персонажа.. Как один из описанных им же восьмиклассников, автор словно пытается «сразить всех эрудицией и жизненным опытом».

Но, как бы там ни было, книга оставляет приятное впечатление соразмерно возрасту, таланту, весьма благоприятным перспективам молодого писателя Булата Ханова, вполне справедливо отмеченному в молодежном премиальном сегменте. До взрослого «Нацбеста» история школьного учителя пока не доросла, но я не удивлюсь, если в одном из следующих сезонов мы будем обсуждать его новые книги.

Мой личный недолгий опыт работы в школе, а затем с детскими экскурсионными группами свидетельствует о том, что в каждом классе, даже среди самых отчаянных невежд всегда находится подросток с пытливым умом, с тягой к чтению и к осознанию законов этого мира. С новой картой звездного неба в кармане. Этот подросток — главная надежда человечества.

О нем и отчасти для него написана и книга «Непостоянные величины».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу