Митя Самойлов

Покров-17

Александр Пелевин
Покров-17

Другие книги автора

Александр Пелевин "Покров-17"

Писатель и журналист Андрей Тихонов приходит в себя на водительском сидении своих “Жигулей” и видит рядом труп милиционера с шилом в груди. Вокруг 1993 год и засекреченный город Покров-17.

Дальше на трех страницах романа происходит еще два убийства — это очень стремительное начало, темп которого нужно выдерживать и дальше. И Александр Пелевин раскручивает маховик текста с мощностью спринтера и выносливостью стайера.

Раньше тут были деревни, теперь закрытая территория. В центре территории таинственный “объект”, и “Институт” по изучению этого объекта. Объект время от времени наводит на территорию полную тьму, феномен называется абсолютным поглощением светового потока. Когда тьма рассеивается, на землю выпадает особый “уголек”, который называют “вещество Кайдановского”. Этот “уголек” таскают для пропитания маленькие и противные существа ширлики, а также пускают по вене местные наркоманы. Немногочисленное население территории пребывает в состоянии перманентного карнавала — невозможно разобраться, кто здесь власть, а кто клоун. Выбраться из города нельзя, поэтому есть отряды сопротивления, которые готовят прорыв, называются “Прорыв”, а руководит ими Старик.

Прибавьте к этому актуальную повестку тех дней — конфликт Б. Н. Ельцина и Верховного совета, известный в народе как “расстрел Белого дома”, а также книгу героя-писателя о событиях ВОВ “На Калужский большак”. Прибавили? Два прекрасных вечера с романом вам обеспечены.

Александр Пелевин делает постмодернизм здорового человека. Он пишет книгу, в которой всё понятно — есть сюжет, есть герой, есть действие, есть напряжение, есть погони, динамика, фактура и застывшее время. И при этом есть бесконечное количество отсылок к другим культурным явлениям, событиям, историческим казусам, текстам, кинокартинам, героям.

Покров — это и Покров Пресвятой Богородицы, и потаенное место, и праздник. В Покрове действительность накрывает Египетская тьма — и казнь, и отсутствие цивилизации. 17 — время начала Советской власти, строительства новой цивилизации. 1993 год — окончательное решение советского вопроса. 1941 год — бои в Калужской области как точка сборки современного человека.

Засекреченная зона с аномальными явлениями — это и “Сталкер”, и “Город Зеро”, и сериал “Тьма”, и даже “Очень странные дела”. Герметичный мир, где всё подчиняется внутренним особым законам, мир, из которого невозможно выпрыгнуть. “Вещество Кайдановского”- привет Тарковскому.

Старик, руководящий “Прорывом” — один из 186 псевдонимов Ленина. “Институт” — воплощение грозного и зловещего абсурда тоталитарной реальности. Грузовики с продовольствием — знак оставленности и неприкаянности населения. Роман главного героя — прекрасная стилизация усредненного советского чтива о ВОВ.

Ширлики — это и существа с картин Босха, и скрюченный Уотто из “Звездных Войн”, и твари из “Лабиринта Фавна”.

В общем, роман Пелевина можно читать как просто увлекательный триллер, то есть быстро, а можно читать медленно, похохатывая над каждой аллюзией. И то, и другое будет приносить известное удовольствие.

“— Нихт шиссен! Нихт шиссен!

Долговязый немец в серой шинели, подняв руки, перешагивал через заваленное снегом окно храма и боязливо оглядывался вокруг.”

Вы посмотрите, какая деликатная пародия. Тут в полутора предложениях все узнаваемые стилистические особенности военной прозы “о немцах”. И нихт шиссен, и долговязый он, и окно храма есть, и снег, и страх.

Единственное, я не понял, на стр. 30 — “... со ствола поднимался легкий дымок”. Из ствола же правильно. Не?

В остальном, как написал в книге отзывов командир воинского отделения, которому пришлось целый день выгуливать новобранцев по Петербургу — “Эрмитаж осмотрен, претензий нет”.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу