Александр Филиппов-Чехов

Другая материя

Алла Горбунова
Другая материя

Другие книги автора

Алла Горбунова "Другая материя"

Сразу оговоримся, что мы не ставим знака равенства и не проводим параллелей между автором книги «Другая материя» Аллой Горбуновой и повествователем в этой книге. Это у нас, у филологов, такое правило хорошего тона. Если этот знак там в действительности все же есть, то совсем беда.

Представляется важным определить жанровую причастность этой печатной продукции. Конечно, это никакая не книга рассказов, а просто ворох бессмысленных (лишенных смысла) зарисовок, каких каждый из нас может набросать за час страниц на 200-300. Есть что вспомнить-то, есть.

Повествование ведется от лица окончившей философский факультет девушки, раньше она думала, что она лесбиянка, но после попустилась. И еще готка. И алкоголичка. Но отлегло.

Много известно примеров повествования от лица ребенка, подростка, молодого человека. Пожалуй, самый близкий «Другой материи» текст — «Денискины рассказы». Но если у того же Драгунского получилось забавно, очаровательно,  остроумно, то у Горбуновой не получилось вообще. Не можем же мы допустить, что ее целью было выписать девочку-кретинку, набор жизненных функций которой сводится к муторному совокуплению и потреблению дешевого алкоголя. Хотя и такой персонаж, безусловно, имеет право на существование. Лишь бы это было увлекательно, ну или хотя бы забавно. Но, повторимся, вышло не увлекательно и даже не забавно.

Конечно, мир вращается вокруг нее, ее все хотят, обожают, прислушиваются к каждой изрекаемой ею отчаянной глупости: «Однажды меня пытался изнасиловать уличный художник. Такое и раньше со мной случалось, но разве ж к этому привыкнешь». Действительно. И ухаживания инфантильных старшеклассников, конечно, авторка горестных юношеских замет не принимала.

Главное и единственное достоинство книжки Горбуновой в том, что ее хочется обильно цитировать. Потому что ну это же прелесть что такое: «Однажды мы с подругой пошли трахаться с курсантами в общагу военного училища». Или вот: «С Димой Григорьевым мы познакомились так: я приходила и блевала в его котельной. В первый раз, когда я с какой-то компанией зашла к нему, это ещё была котельная около Адмиралтейства. Как только я вошла, я сразу побежала блевать. В остальные разы я приходила блевать уже в котельную у Казанского собора. Так происходило несколько раз. Дима называл меня «девушка, которая блюёт». Хорошее было время, а теперь я, даже если много выпью, редко блюю». Good to know.

В общем, все эти ценнейшие и крайне увлекательные воспоминания и заметки одной неумной пубертатной девахи напоминают какой-то дурной, не смешной анекдот, пуанта которого смазана, а начало запомнилось рассказчику только в общих чертах. А вот зарисовка о лесбийских нудистских пляжах Одессы: «Видела я ещё пару лесбиянок на специальном нудистском пляже, к которому надо было довольно долго идти, минуя череду обычных пляжей. Я несколько раз дотуда доходила, раздевалась и загорала вместе с нудистами. Меня хорошо приняли на этом нудистском пляже, но тамошние девушки предупредили меня, что нудистские пляжи бывают очень разные, и на одних положено быть с бритой *** [женский половой орган], а на других, наоборот, обязательно должны быть на ней волосы, иначе будут смотреть с неодобрением. И если ты не знаешь специфику пляжа, лучше просто так на нём не показываться, потому что можно нарваться.На том пляже, где загорала я, любили умеренно короткие причёски на *** [женский половой орган], но в принципе были ко всему достаточно толерантны».

Написано все это недоразумение никак, но с претензией на юмор: «Массаж делала врач по лечебной физкультуре Валентина Николаевна. Я расположилась к ней и во время сеансов массажа рассказывала о своей жизни и своих мыслях». Массажисты (парикмахеры, тренера) таких клиентов ох как не любят, но их время оплачено. Почему читатель должен платить за рассказы Аллы Горбуновой о ее жизни и мыслях — простите, ее лирической героини — не пойму.  Или вот из опуса «Плохая осанка»: «Однажды мы пришли в бассейн, а нас не пустили, сказали, что бассейн закрыт, потому что туда кто-то накакал. Я очень веселилась, а бабушка ругалась». Я далек от мысли, что госпожа Горбунова настолько неумна и некритична к самой себе, чтобы предлагать эту книгу к изданию (а тем более — выдвигать ее на премию), но, если так, как могла она позволить своему агенту и издателю сыграть с ней столь злую шутку.

Наверное, один из самых интересных рассказов в книге это «Как я провалилась в люк». Это очень интересный во всех отношениях рассказ. Приведем его полностью: «Однажды я, пьяная, гуляла с воздушным шариком и нечаянно выпустила его из рук. Он стал взлетать всё выше и выше. Я хотела проследить, как он улетает, задрала голову и стала пятиться назад, чтобы его видеть. Так я пятилась на газон, покрытый аккуратной подстриженной травой. Раз! — и я куда-то провалилась. Это был открытый люк, и я в него упала. К счастью, он был неглубокий и пустой, а ведь могла и в кипятке свариться». Вот такой рассказ «Как я провалилась в люк».

Еще у лирической героини есть бабушка и дедушка. Их образы, взаимоотношения с ними написаны хоть сколько-нибудь прилично. Но это уже совсем другая материя.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу