Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Михаил Фаустов

Бог тревоги

Антон Секисов
Бог тревоги

Другие книги автора

Антон Секисова "Бог тревоги"

Приём, когда автор пишет книгу про свою собственную жизнь, в наше тяжелое время использует чуть ли не каждый встречный-поперечный. Писатель Антон Секисов доводит его (приём) до абсурда. В повествование книги «Бог тревоги» интегрированы реальные люди с реальными именами и фамилиями, с их реальными, иногда довольно интимными проблемами и деталями. Для меня лично читать про них было дополнительно странно еще и потому, что я с доброй половиной этих людей знаюсь в реальной жизни. Сидя в самолете, читая книгу Секисова, я думал: вот порадовался бы я, если бы меня прописали в каком-нибудь таком петербургском романе? К примеру, вот так: «Он сказал, что давно мечтает попробовать первый кал младенца. По словам некоего врача, этот кал обладает уникальными целебными свойствами. Первый кал младенца почти ничем не напоминает обычное говно – у него даже нет запаха. оно похоже на шоколад из инобытия, совершенно неземная субстанция».

Ну, не знаааю.

Существует расхожий принцип «не путай автора с его лирическим героем», но второе я автора за счет упомянутого выше приема выглядит реальнее любого 3D. Путешествие по городу и его окрестностях в поисках собственной могилы, встреча с ещё одним — уже третьим «я», который в конце концов почти уговаривает второе «я» убить случившегося по дороге писателя Цыпкина в лоб молотком, мертвые и живые птицы, многочисленные коты и даже одна женщина – зубной техник, весь этот «Дэвид Линч для бедных» и «лоботомированный Платонов» погружают читателя в скребущую по коре головного мозга атмосферу ужаса Шпалерной улицы, где совсем недавно, на углу с Литейным, у жуткого здания, известного в народе как Большой дом, в мое такси въехало другое такси, и в итоге я чуть было не опоздал на поезд и не остался в этом городе еще на один отвратительный день. 

Да, у меня с писателем Антоном Секисовым, судя по всему, есть парочка глубоких личных неприязней — это поэты и город на букву «П». И если поэты, при всём их тараканообразии суть безвредные насекомые, то город отвечает мне жестокой взаимностью. 

И еще. Если уж дошло до интимных подробностей, во всех своих квартирах я всегда строю нелепую и шаткую конструкцию из втулок для туалетной бумаги, а ведь согласно Секисову, «люди, воздвигшие зиккурат из втулок, могли оставить здесь всё, что угодно».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу