Денис Епифанцев

Бог тревоги

Антон Секисов
Бог тревоги

Другие книги автора

Антон Секисов "Бог тревоги"

Первый роман Антона Секисова «Кровь и почва» я читал еще в рукописи. В 2015 году он был номинирован на Нацбест. Это был гротескный, гомерически смешной роман, в котором сплеталось как-то много всего и сразу. Мне так понравилось, что я даже за него проголосовал.

Следующий роман «Реконструкция» – о стендапере-неудачнике, которого заматывает в полумистическую интригу - мне не понравился совсем. Там был довольно невнятный сюжет, главный герой не вызывал никаких чувств, кроме брезгливости, а образная система местами была довольно отталкивающей.

Это тем сильнее разочаровывало, что первый роман подарил столько веселья.

Поэтому к «Богу тревоги» подход был осторожный. Кто знает, куда автор повернет.

Но первые страницы блестящие. Герой, рассказчик и сам Антон Секисов в одном лице, - все тот же невротический неудачник, который решает переехать из Москвы в Петербург, потому что Москва сытая и скучная и она никогда не даст автору того материала, который он сможет переработать в роман.

Он страдает, тяготится отношениями, у него безрадостная работа и все как-то не то. И вот он собирает вещи и едет, чтобы окунуться в другую жизнь, которая даст силы и возможности писать.

Это написано очень смешно. Я читал, радовался и представлял, как напишу в рецензии, что вот, мол, у нас есть свой Вуди Аллен. А «Бог тревоги» – это, черт возьми, может быть даже первый подход к «Пулям над Бродвеем» (ну, а вдруг).

Но это осталось в Москве. Собственно, с момента схода с поезда хорошее заканчивается и начинается плохое.

Невроз из забавного становится болезненно всеобъемлющим, а шутить автор начинает над какими-то совсем странными вещами. Это уже не смешные ситуации, в которых оказывается герой-неудачник, который не может нормально встроится в абсурдную, как ему кажется, реальность и его неспособность вести себя «нормально» и вызывает этот комический эффект, нет. Петербург, как хороший усилитель, убирает все забавное и сам превращается в бесконечную гноящуюся рану на теле автора. Вот, говорит автор – у меня пошла носом кровь и я упал в обморок – правда, смешно?

«Я стал меньше времени проводить дома. Я выходил на улицу и видел одно только громадное небо, его размах порождал волнение и тошноту, но все ясней становилось, что идти в этом городе можно только в одном направлении – вниз, под землю. Каждый вечер я шел с кем-нибудь пить.

Во всех барах было чересчур мало света, везде стояло грязное зеркало в пол, в котором посетители казались обитателями подводного мира. Знакомые петербуржцы, с которыми я выпивал, когда приезжал в город на несколько дней, теперь напоминали местные старые здания – с пышными фасадами и замусоренными подворотнями. При эпизодических встречах они казались людьми редкого остроумия и изящества, но теперь я увидел, что они подолгу угрюмо молчат. Что в запасе у них очень скудный запас повторяющихся парадных историй, за пределом которых один непрерывный траур по самим себе.»

При этом стилистически «Бог тревоги» - это какой-то бесконечный стендап. В какой-то момент ты понимаешь, что оптимальный способ чтения – это представить, как автор стоит на сцене в том самом грязном баре и читает свои зарисовки в микрофон: вот он сходил к стоматологу, а вот они поехали на кладбище. И это могло бы быть даже смешно, но то, о чем шутит автор не вызывает ничего, кроме брезгливого недоумения.

«Он стал убеждать меня, что писатель Тургенев был пошлый беспомощный беллетрист, но в конце жизни стал настоящим гением. В своих поздних белых стихах. У Тургенева есть стихотворение, в котором лирический герой, дряхлый писатель, лежит на смертном одре, и к нему через окно залезает огромное насекомое, взбирается на больного старика и начинает насиловать. «Вот! – кричит умирающий. – Я, благонамеренный дворянин, писатель Тургенев, и к чему я пришел на закате дней? К тому, что какой-то гигантский жук затрахает меня до смерти».

То есть, даже если автор это не придумал, и где-то в Петербурге действительно живет человек, который вот что-то подобное считает, то я все равно не вижу ни одной причины, зачем бы мне об этом знать.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу