Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Роман Сенчин

Время рискованного земледелия

Даниэль Орлов
Время рискованного земледелия

Другие книги автора

Даниэль Орлов "Время рискованного земледелия"

Эта вещь в очередной раз заставила меня задуматься о современном русском романе. Возможен ли он, жизнеспособен… Многолинейный, протяженный во времени, густонаселенный. По-моему, под романами сейчас понимаются повести с одним главным героем, одной повествовательной линией, с коротким временем действия. Воспоминания героя, ретроспективы (так называемые флешбэки) обычно занимают несколько абзацев. У Орлова всё размашисто, широко, подробно.

         Автор показал нам эпизод сегодняшнего существования двух соседних сел во глубине Владимирской области. Названия слегка переиначены, но прототип поселений легко угадывается. При желании можно выяснить, что поистине шекспировские страсти кипят не только в романе Даниэля Орлова, но и на самом деле. Некие поджигатели уничтожают дома, сгорела пилорама, молния разрушила купол храма…

         Начинается роман вполне камерно. Разорившийся и задолжавший банку несколько миллионов предприниматель Олег Беляев покупает полузаброшенный дом во Владимирской области. Потихоньку восстанавливает хозяйство, знакомится с соседями.

         Первые страницы, по моему мнению, самые сильные и вкусные:

«Беляев почувствовал вдруг необычное вдохновение хозяина. Покосившееся крыльцо можно было поправить, доски пола в сенях заменить. Беляеву мнилось, что ему всё по плечу, по силам, да так, что захотелось вот прямо сейчас переодеться в старые джинсы и футболку, поддомкратить крыльцо и заменить сгнивший нижний венец. Ему казалось, что он уже чувствует запах опилок, слышит скрип, с которым саморез входит в свежеоструганную доску».

Но затем магистраль повествования разбивается на несколько дорожек, и мы, читатели, на многие страницы теряя Беляева, узнаём подробности о соседях и знакомых. Подробности не только их нынешней жизни, но и детства, юности…

         Лично мне с равным интересом и сочувствием читалось далеко не обо всех. И причина этого, наверное, не в художественной слабости авторского письма (впрочем, с равной силой объемное произведение написать наверняка невозможно), а в том, что души на всех героев не хватает. А их с десяток – равнозначно главных героев.

         Может быть, если бы я следил за обитателями этих сел лишь глазами Беляева – нового здесь человека – воздействие на меня произведения было бы сильнее. С другой стороны, я понимаю, что автор хотел создать панораму. Но панорама очень сложна для читателя-зрителя. Вспоминаю, что когда рассматривал панораму, например, Волочаевской битвы или Бородинского сражения, у меня начинала кружиться голова, в глазах плыло, и спустя несколько минут я не мог вспомнить смысловой центр. Да его в панораме наверняка и не должно быть.

Так и в романе Даниэля Орлова. Центра здесь нет. Им могли бы стать два этих села, но действие надолго перемещается в иные, часто очень отдаленные местности.

В этом отклике на «Время рискованного земледелия» я как литератор делюсь и своими проблемами. Желание писать большое, с широким охватом у меня есть, но инструментарий я найти не могу, точки опоры никак не нащупаю.

Русские писатели позапрошлого века, да и советского времени обладали секретом создавать панорамы, эпопеи. Мы же, по-моему, этого секрета не знаем. Наш удел – или однолинейные рассказы и повести (пусть и на сотни и сотни страниц), или, по большому счету, неудачи.

Почти каждая глава романа Даниэля Орлова – мощная. (Я вообще по-хорошему завидую его таланту – а читал я, кажется, все его крупные произведения). Но вот того станка, с помощью которого возможно сплести эти главы в прочный ковер, кажется, не нашлось.

В чем настоящая ценность произведения? В том, что автор одним из немногих – как я могу судить – взялся за тему современной российской глубинки. За подробности жизни ее людей. Это не те персонажи, что до сих пор являются эталонными, благодаря прозе Распутина, Белова, Абрамова и которых пытаются копировать многие «новые деревенщики». Это – современные люди. Современные если не крестьяне в строгом смысле, то жители деревень. С сотовыми телефонами, скутерами, компьютерами, а главное – психологией современных людей. И даже ненавидя нынешнее устройство жизни, они в нем и им живут.

Очень точно показано, как подростки, выросшие на компьютерных играх с их героями, пытаются стать ими в реальности.             

«После выстрела автомобиль сразу же вильнул резко вправо и с грохотом воткнулся в огромный пень. Следующий сзади белый «Yeti» с владимирскими номерами с визгом затормозил, из него выпрыгнули, наверное, муж с женой и бросились к подбитому. Что было дальше, Арсен с Катькой не видели. Они скатились вниз и побежали.

Ах, как они бежали по лесу с Катькой! Они неслись, перепрыгивая через кочки с ободранными кустами черники, через поваленные стволы сосен и берёз. Впереди мелькал Катькин красный коврик, который она, не успев скатать, просто сложила пополам и крепко держала за середину, пробираясь по лесу. Коврик походил на боевое знамя. И Арсен уже представлял их настоящими партизанами, возвращающимися назад после успешно выполненного задания. О да! Задание они выполнили. Самоходная установка оккупантов подбита».

Заканчивается их игра трагически. Наверное, кто-то еще помнит гибель двух подростков в Псковской области в 2016-м…

Жаль, что роман Даниэля Орлова представлен на премию в виде рукописи. По-моему, глаз умного внимательного редактора произведению бы не помешал.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу