Сергей Беляков

Никто не вернется

Кирилл Рябов
Никто не вернется

Другие книги автора

Дурной сон

Начну с цитаты из любимого миллионами фильма: «Что это вас на эпитеты потянуло? С усталости?  <…> Мы, сыщики, должны объясняться существительными и глаголами: он встретился, она сказала, он передал». Правда, герой Леонида Броневого перепутал существительные с местоимениями, но это неважно. А вот Кирилл Рябов явно предпочитает глаголы и существительные. «Ефим завязал шнурки. Потом надел шинель и «петушок». Когда он вышел за порог в своем облаке вони, Ульяна захлопнула дверь и припала к глазку. Бомж стоял у лифта и рылся в карманах. Достал окурок, закурил и вошел в кабину». Нельзя сказать, что именно эпитетов не хватает. Не хватает подробностей жизни героев, чтобы понять мотивы их поступков. Описания природы, окружающей обстановки похожи на ремарки в пьесе. Не в том даже дело, что они лаконичные. Они невыразительные, тусклые, лишенные индивидуальной окраски. «На улице потеплело. Вместо снега моросил дождь».  «Ночью заметно подморозило».

А вот основа сюжета, подбор героев дают стимул для воображения. Могла бы получиться отличная комедия абсурда. Итак, действующие лица:

Ульяна, домохозяйка с дипломом историка.

Аркадий, ее муж. Интеллигент без вредных привычек.

Ефим, бомж в черной шинели и облаке вони.

Бражников, майор полиции. Впечатлительный. Пнул когда-то бомжа, и тот стал являться полицейскому во сне. Чуть с ума не свёл.

Коко, финн. Изучает Россию и русский язык.

Игорь Иванович, психотерапевт с попугаем.

Безусловно положительный и предсказуемый Аркадий привел домой бомжа. Не просто привел, а полюбил Ефима, как родного.  Понятно, что эта неожиданная привязанность мужа, Ульяну не порадовала. Прекрасная завязка и причина конфликта. Свекровь Ульяны поддержала сына. Это понятно. Но неожиданно поддержал Аркадия и майор полиции Бражников: «Думаю, если бы каждый отдельно взятый человек протягивал руку помощи тем, кто нуждается, то мы жили бы совершенно иначе. Не только у нас в России, но и во всем мире». Такие речи только с трибуны произносить. И не Бражникову, ранее в чрезмерном человеколюбии не замеченному. Но тем смешнее, абсурднее.

В романе Кирилла Рябова есть неплохие диалоги, особенно между Аркадием и Ульяной. Есть смешные, между Ульяной и Коко. Замедленная речь финна, плохое знание языка – источник комического. Прием не новый, но работает безотказно. Хотелось бы процитировать, но затруднительно. Так густо пересыпаны диалоги матом. Выпускница истфака Ульяна произносит нецензурных слов больше, чем Аркадий, бомж Ефим, майор Бражников и финн Коко вместе взятые. Даже кота Федю Ульяна обозвала нецензурным словом без всякого повода.

И все-таки комедия не получается. Смеяться не хочется, потому что в романе рассказано о настоящей драме Ульяны и Аркадия. Четыре года назад пропал их сын Виталик. Ушел в школу и не вернулся. К финалу романа случатся две смерти, одна за другой. Сначала смерть свекрови от инсульта, потом самоубийство Аркадия.

Ульяне часто снятся сны, очень похожие на то, что происходит наяву. Они как будто продолжение событий, только еще более нелепое. Не сразу поймешь, где сон, где явь. Дурные сны.

Есть книги, которые хочется открыть снова и перечитать. Прочитав роман Кирилла Рябова «Никто не вернется», хочется забыть ее, как дурной сон.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу