Роман Сенчин

Соня, уйди!

Екатерина Барбаняга, Павел Басинский
Соня, уйди!

Екатерина Барбаняга, Павел Басинский "Соня, уйди!"

Одна из прошлых самоизоляций породила «Декамерон», нынешняя обогатила культуру книгой «Соня, уйди!»

Толстоведение огромно. Павел Басинский внес в него немалый вклад. Не только в изучение жизни и творчества Льва Толстого, но и толстовской Вселенной. И вот новая книга, главной героиней которой стала жена Льва Николаевича Софья Андреевна.

Книгу эту я мочалил все последние недели (как и «Книгу о Петербурге» Сергея Носова). Читать хотелось медленно, вдумчиво, смакуя, отвлекаясь на изучение деталей при помощи других книг, информации в интернете. «Соня, уйди!» не беллетристика, не художественная проза, которую можно, если пошло, поглощать десятками страниц за присест.

Это, конечно, и не биография Софьи Андреевны. Это скорее анализ ее судьбы – судьбы без всякого преувеличения трагической.

Общественное мнение вещь очень устойчивая. Именно она когда-то определила жену/вдову Толстого как мучительницу гения, из-за которой он был вынужден в конце концов, стариком, бежать из родной Ясной Поляны куда глаза глядят. И умер за случайной железнодорожной станции…

В советское время эта версия с некоторыми оговорками (до поры, до времени помощница и соратница, переписывала «Войну и мир» несколько раз) поддерживалась. Конечно, Толстой чуть ли не коммунист, а жена всеми мыслями в деньгах, в накопительстве, сохранении нажитого добра…

Авторы «Соня, уйди!» пытаются не то чтобы реабилитировать Софью Андреевну, а показать, в каком сложном положении она оказалась особенно в последние десятилетия жизни с Толстым, а главное – показать, какой она была личностью. Для этого авторам необходимо было начать с семьи, в которой их героиня родилась и выросла, как жила до выхода замуж за Толстого. Совсем другого Толстого, каким он стал в 1890-е.

Форма книги выбрана (или родилась случайно из частной переписки?) удачная, чуть ли не единственно возможная для наиболее точного воплощения замысла. Один автор всегда будет субъективен, коллектив авторов превратил бы это в спор, а то и в базар (не имеем в виду традицию скучных коллективных монографий). Здесь же именно диалог, и диалог не только литераторов, но и мужчины и женщины.

Что называется, рулит Павел Басинский. У него больше документов на руках, он очевидно лучше знает мир Толстых. Но Екатерина Барбаняга сильна тем, что задается психологическими вопросами. Вроде таких:

«В современном мире девушки делятся на две категории: те, кто берет фамилию мужа при замужестве, и те, кто оставляет себе девичью фамилию. То есть у современной девушки в аналогичной ситуации был бы выбор — оставаться Берс с гордо поднятой головой и слышать: «Это же Берс, жена Толстого», — и всегда иметь неразрывную внутреннюю связь с той девочкой, которая была рождена Берс. Или же стать Толстой и идти с еще более гордо поднятой головой, но уже совершенно другой женщиной. А была ли Соня Берс вообще? А кто такая Софья Толстая? Толстая ли она по духу, по характеру, и вообще — что она из себя представляет?

Вот такое море сложных, иногда болезненных вопросов встает перед девушкой, которая берет фамилию мужа. Это еще мы с вами рассмотрели вариант, когда будущей жене хочется «одеться» в его фамилию. Она для нее предмет гордости, и ей нравится, как она звучит рядом с ее именем.

Но как должна вести себя графиня Толстая? И что такое графиня? Дочь врача вдруг становится графиней. Это еще одно перевоплощение. И графиней где? В деревне. Странная, специфическая ситуация. Нет, Павел, тут все было нетипично. С самого начала Софье Андреевне пришлось перестраивать все свои ожидания и представления о новой жизни в замужестве».   

Или задает их напрямую соавтору:

«Если судить по письмам, кто же кого любит больше и кто лучше умеет выражать эту любовь? Тут, на мой взгляд, 1:0 в пользу Толстого. Но в близком общении, я так понимаю, все было наоборот? Объясните мне, что происходит? Может, это какая-то ролевая игра?»

Не исключено, что пиши эту книгу один, Павел Басинский об этом нюансе бы не задумался. А может, и не стал бы вовсе писать о Софье Андреевне, если бы не завязалась переписка с Барбанягой.

И тут стоит сказать несколько слов об издательской этике. Мы видим обложку книги. На ней Екатерина Барбаняга не указана. В выходных данных – тоже. И колонтитул содержит только: «Павел Басинский. Соня, уйди!» Я уж было решил, что Екатерина Барбаняга, это некая мистификация. Нет, реальный человек. Участвовала в презентациях книги… Некрасиво поступило издательство «Молодая гвардия», нехорошо.

Но закончить хочу хорошим: книга, по моему убеждению, обязательна к прочтению. Она живо написана, не заскучаете. Получите много интересных сведений. И наверняка о многом задумаетесь. Не только касательно семьи Толстых – вообще, о жизни, о том, что есть семья, любовь, личные убеждения, которые отражаются на других людях. На одних со знаком плюс, на других – со знаком минус, а нередко одновременно с обеими знаками. Как произошло с Софьей Андреевной… Да, трагическая судьба. Не несчастливая – счастье было – а именно трагическая. Впрочем, трагическая судьба достаётся только избранным.  

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу