Евгения Чуприна

Лавр

Евгений Водолазкин
Лавр

Другие книги автора

Евгений Водолазкин "Лавр"

Киевлянин Евгений Водолазкин, окончивший филфак Университета им. Шевченко, конечно, вызвал во мне уютные, теплые чувства. Он написал роман именно о том, о чем, на мой вкус, стоило бы написать – создать житие святого в духе постмодернизма. Умберто Эко стяжал славу на этом поприще, и было бы глупостью не продолжить его успех.

В романе Водолазкина, в числе всего прочего, описаны пещеры Киево-Печерской Лавры – и чувствуется, что автор там был, и я там тоже была, это подкупает. Он взял героем не просто святого, а целителя, травника, и привел в этой связи множество интересного материала – как на Руси лечили болезни до изобретения лекарств. Он создал великолепный, забавный и мудрый образ юродивого Фомы, который принципиально отметает территориальные посягательства своих коллег, а также объясняет людям их эксцентричные выходки.

Трудно критиковать в таких условиях, но придется. Во-первых, дикая, совершенно неестественная лексика. Не «День опричника», но все же. Водолазкин сознавал, что сохранившиеся средневековые тексты не дают представления о разговорной речи тех времен. Ему же зачем-то хотелось, особенно в начале романа, заставить героев вести диалоги. Это было ошибкой. Особенно если учесть, что речь шла о детстве главного героя. В средневековых текстах о детях писали мало, автор сам уже не ребенок, он никогда не видел средневековых детей и не знает, грубо говоря, с чем их едят. Ему имело смысл эту часть повествования максимально спрессовать. Затем – самое провальное место, на мой взгляд – появление в отшельничьей обители, где одиноко живет юный травник, рыжей красавицы с косой от затылка до попы. Может быть, я сужу предвзято, потому что не выношу мелкую похоть мелодрамы. Но ей-богу же, психологизм в отсутствие характеров – вещь невозможная! А характеров у героев нет, есть только абстрактные тонкие чувствия.

По замыслу автора, его герой должен был совершить злодейский поступок – стать причиной гибели любимой женщины и ребенка, так чтобы женщина умерла невенчанная, без покаяния, а ребенок – без крещения. Осознав свою вину, он всю последующую жизнь живет за себя и за них – и становится святым. Да, отлично, но как это сделать? Парня воспитывал дедушка-травник, привил ему аскетическую религиозность. Передал ему не просто знание свойств растений, а о жизненную философию, где человеку отводилась роль божьего инструмента. Дедушка умирает, герой продолжает принимать больных. И вдруг его кусает какая-то декадентствующая муха. Он живет с девицей без венчания, не ходит на исповедь, прячет ее ото всех, потому что не хочет нарушать сладкую тайну любви. Надеется, что когда родится ребенок, тогда можно будет уладить дела с Богом. Прямо Свидригайлов какой-то!

Дальше – лучше. Правда, еще некоторое время стиль никак не может устаканиться. То персонажи изъясняются кондовыми старославянизмами, то говорят «бля» и бранятся интеллигентским матом, то позволяют себе нарочитые культурные аллюзии. Словом, узнаю родной филфак.

Но все же, если бы над романом поработать, то есть переписать половину текста, то из него вполне бы мог выйти национальный бестселлер.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу