Алексей Колобродов

Книга о Петербурге

Сергей Носов
Книга о Петербурге

Другие книги автора

Город и метод

От Сергея Носова, магистра игровой прозы, я ждал чего-то другого. Может, продолжения «Тайной жизни петербургских памятников», может, текста еще причудливей. Сначала пишет писатель, потом - писательское имя. И наше его восприятие, конечно.

Вот Владимир Георгиевич Сорокин, отдыхая от прозы, издал том русских пословиц и поговорок; мой приятель, давний фанат, книгу приобрел, а когда я поинтересовался, что там нового, пожав плечами, ответил: «Ничего. Пословицы и поговорки».

Вот и Носов написал, действительно, «Книгу о Петербурге» (М.; КоЛибри, 2020 г.), полное соответствие названия, формы и содержания.

Самое важное в ней, как мне кажется, не стиль (как точно замечено Максимом Мамлыгой, оппонирующий современному нон-фикшн, его эконом-форматности), не интонация (именно общая, питерская и одновременно индивидуально-носовская) и даже не тематический охват – от викторий и проектов Петра Великого до геологии с палеонтологией, от блокады до позднесоветского культурного андеграунда, от Кронштадта до Саратова и Палласовки (степное Заволжье в Волгоградской области), от зайцев до Достоевского, от теории игр с «петербургским парадоксом» до журнала «Костёр», и пр., и пр.). 

Самое важное – метод. Мы в упомянутом Саратове его изобрели, независимо от Сергея Носова, и назвали «альтернативным краеведением», и практикум этот креп и развивался. Небольшая компания друзей заранее обговаривали точку сбора и маршрут (далеко не всегда в историческом центре), закупали легких алкогольных напитков и закусок уличного применения. Гуляли, перебрасываясь историко-бытовым контентом под элегические вздохи «о невозвратных и далеких». Весьма поверхностные поначалу, наши штудии углублялись, мы уже серьезно готовились к прогулкам, искали источники, рылись в газетных архивах, опрашивали живых свидетелей. Возьмись кто-то из нас сегодня объединить лучшие материалы «альтернативного краеведения» под книжной обложкой, том вышел бы, возможно, не меньше, чем у Носова, хотя Саратов, понятно, не Питер.

Да и занимается Сергей Анатольевич уже не столько «альтернативным краеведением», сколько топографической герменевтикой. Это когда мифопоэтическое восприятие пространства соединятся с инженерской логикой, строгостью и дисциплиной.

Последнее касается и самых травматических сюжетов, личная нота и близко не предполагает эмоционального перехлеста:

«Что там с яйцом было? Бабушка и тетя, то есть мать и сестра отца... тетя Леля... выбрались на толкучку... и обменяли (что — на что?)... что-то ценное на что-то пищевое, не помню подробностей, на жмыхи какие-то, — но главное вот: они стали еще обладателями яйца, настоящего куриного яйца. Принесли домой как драгоценность и постановили «дать Толику», когда вернется с завода. Положили на стол, на блюдечко, чтобы не скатилось. А кот, еще не съеденный кот, когда никого не было рядом, лапой толкнул яйцо, оно покатилось, упало, разбилось, и кот его съел, вылизав языком дощатый пол. «Толик пришел, увидел и заплакал», — рассказывала мне тетя Леля, и это меня поразило больше всего: не мог представить отца плачущим, впрочем, как и восемнадцатилетним».

И дальше, и страшнее, и строже:

«Судя по тому, что главный герой этой истории — живой, еще не съеденный кот, случай с яйцом не относится к самому страшному блокадному времени. Худшее было впереди, когда уже кошек в городе не осталось. Кто съел этого кота, в нашей семье не знали, просто он исчез (тут даже язык не поворачивается сказать «его украли»), возможно, кому-то спас жизнь, хотя вряд ли, — в маминой семье (другая история) было два кота, их съел сосед, «дядя Боря», еще в начале блокады; он не выжил».

Да, имею очень важное замечание для издателей, редакторов, корректоров и самого автора. Много опечаток в датах, особенно в главах о крепости Ниеншанц в разных ее ипостасях, и вообще петровских активностей. Даже какая-то злонамеренность угадывается: цифры, несомненно относящиеся к XVII веку, перенесены в принципиальный для Петербурга XVIII, что путает и раздражает. Обязательно учтите при переиздании этой, несомненно, выдающейся книги.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу