Екатерина Агеева

Изнанка

Инга Кузнецова
Изнанка

Другие книги автора

Инга Кузнецова "Изнанка"

«Изнанку» я начала читать в ночь после вакцинации от COVID-19. Лучшего времени для текста о коронавирусе и не придумаешь. Впрочем, этот тот случай, когда по умолчанию проникнуться эмпатией к герою сложно: ты не хочешь погружаться в его мир примерно так же, как не хочешь пускать в свой. Но Инге Кузнецовой удается меня переубедить. Она создает образ вируса как беззащитного и хрупкого существа, которое вызывает больше сострадания, чем многие людские персонажи из книги. Вирус похож на ребенка или инопланетянина. А ещё – это Чарли Гордон из «Цветов для Элджернона»: жертва эксперимента, осмысляющая чужую жестокость.

Начать надо с того, что перед нами скорее не роман, а повесть. Небольшой объем, центральная сюжетная линия, отсутствие социального и культурного контекста. Здесь нет частых твистов, сложной композиции или многоуровневого нарратора. Подобная простота свойственна литературе, актуальной здесь и сейчас: ничто не должно отвлекать от обсуждаемой проблемы. Мы попадаем в замкнутое и стабильное пространство текста, которое работает как механизм. Словно организм человека, ещё не пострадавшего от вируса.

Когда читаешь роман поэта, сложно удержаться от сравнения прозы со стихами. Но здесь автор уходит от всевозможных лирических отступлений и художественных тропов. В «Изнанке» речь антипоэтическая, почти роботизированная. Втянуться поначалу сложно, но постепенно считываешь предложенный языковой код. Это похоже на разгадывание лингвистического ребуса или чтение популярных сегодня комиксов «Странная планета» от Нэйтана Пайла.

Почему выбран такой «сухой» способ передачи мышления вируса, понять легко. Во-первых, это всё-таки мысли, а не оформленная речь: герою не с кем упражняться в красивости слов, а некоторые из них ему вообще не знакомы. Во-вторых, если отбросить сюжет и подумать о смыслах, становится ясно: мы имеем дело с тонкими материями. Любовь и привязанность, надежда и забота, страх и жестокость – в наши дни использовать для описания эмоций и чувств поэтизмы, пусть и оригинальные, почти моветон. Вирус же сохраняет нейтралитет, надевает лексическую броню. И читателю становится интереснее.

«Изнанка» – роман не о пандемии, а о любви, которая чаще всего оказывается в центре внимания вируса. Можно ли ставить знак равенства между любовью и жаждой обладания? А между любовью и стремлением узнать человека? Страшно ли не уметь любить? Здесь можно провести интересную параллель с читательским восприятием героя: автор хорошо передает мотивацию вируса и его логику. Мы понимаем персонажа. Но можем ли мы его полюбить?

В аннотации сказано, что роман «Изнанка» сенсационный и дерзкий. Я бы, конечно, остерегалась таких громких слов. Переворачивает ли роман привычные смыслы и предлагает ли «удивительную и новую версию устройства Вселенной»? Финал книги, действительно, неоднозначен, но, как говорится, это уже на воображение читателя. С одной стороны, весь мир в последней сцене помещается в сам вирус: мы меняемся местами с врагом. И он, на удивление, не мстит, а окутывает нас счастьем и радостью. С другой стороны, вирус будто уже возвышается над нами, преисполнившись любовью. Приближаясь к пониманию высшего чувства, персонаж почти уподобляется Богу.

Роман «Изнанка» - литература, безусловно, актуальная. Но парадокс в том, что текст недостаточно современен. И виновато то самое отсутствие контекста, бурной жизни, кипящей вокруг вируса и без него. Типажи, которых мы встречаем, стары как мир: несчастные влюбленные юноши, блудные отцы и дети, деспотичные мужья и уставшие жены, молодые девушки, жадные до красивой жизни. Даже маньяк-убийца не спасает эти сюжетные линии.

Между тем, мир состоит не только из вечных тем, но и из вопросов, которые никогда не появились бы у вируса, зародись он в человеке лет двести назад. Конечно, такие вещи, например, как феминистическое или ЛГБТ-движение касаются не каждого, но интересно ли читать о путешествии вируса по людям, которые существуют вне времени и пространства? Фактуры, которая могла бы показать герою общество во всех его противоречиях, в романе катастрофически не хватает. В итоге у Инги Кузнецовой получается занятная и даже познавательная книга. Но единожды узнав эту историю, вряд ли станешь к ней возвращаться.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу