Роман Сенчин

Стрим

Иван Шипнигов
Стрим

Другие книги автора

Иван Шипнигов "Стрим"

Жан Жене, вроде бы, сказал о Прусте: главное осилить первое предложение, а дальше – не оторваться. Кажется, Белинский назвал «Евгения Онегина» энциклопедией русской жизни… Эти слова вспомнились мне при чтении романа «Стрим».

Первые страницы даются с трудом. Это монологи или своего рода дневники, написанные по законам соцсетей – предложения начинаются с маленькой буквы, произвольно поставленные запятые, масса опечаток, грамматических и прочих ошибок. Пример:

«в прихожей под полочкой для обуви у меня спрятанна красная кошачья мисочка. наверное от прошлых жильцов осталась. спрятанна это что бы а вдруг наташа залезет и будет таскать мои монетки. вобще я как современный человек 21 века полностью за без наличный рассчет. но без наличных даже в нашем 21 веке трудно. я всегда ношу в кошельке не большой запас бумажных денег в пределах суммы в 500-1000 рублей. на не предвиденный случай расходов, будь то кругло суточный магазин или чайевые доставщику пицы. но хотя с другой стороны зачем оставлять чайевые доставщику, он и так получает свою честную зарплату и не нужно вымогать подачки.

да и пицу я честно говоря заказывал один раз в жизни на день рождение. когда только переехал в москву и хотел подружится с ребятами с работы. заказал на работу к нам в офис дорогую пицу на тонком тесте. вместе с доставкой стоит в пределах до 1500 рублей. это очень, очень дорого. я так не привык. еще как бонус там был осетинский пирог с мясом.

но они все сожрали и сразу разошлись к себе якобы работать. не захотели афте пати в виде моих веселых историй и шуток из моей жизни, которые я готовил неделю для них!! афте пати это значит после вечеринки, не все могут знать. так что пицу я больше не заказывал никогда».

Но если не бросить чтение, то вскоре привыкаешь и увлекаешься, начинаешь различать персонажей, их голоса. Сначала голоса два: совсем молодых людей, приехавших в Москву и с трудом в ней приживающихся. Алексей и Наташа.

Алексей так и вовсе поначалу напоминает старушку, которая бродит из одного магазина в другой, чтобы сэкономить рубль. Впрочем, так поступают многие, живущие от крошечной зарплаты до мизерного аванса…  

Потом возникают голоса-дневники людей других поколений. Эти пишут-говорят во всех отношениях грамотней. Но грамотность не подразумевает душевной чистоты. Наоборот, полуграмотные, примитивные Алексей и Наташа куда чище. Хотя им, особенно Наташе, приходится пройти ряд очень тяжелых и опасных испытаний. И – нечастое в современной прозе явление – герои по ходу повествования развиваются. Причем в лучшую сторону. То есть – они не статичны.

Вот из финального монолога Алексея:

«Теперь я снова с той своей первой, главной любовью. И она меня тоже любит. Мы строим семью. Мы ждем ребенка. Я беру ипотеку. Я теперь небедный человек. И, кажется, счастливый. Но иногда я оглядываюсь назад: может быть, там, в прошлом осталось мое настоящее счастье? На какой-то из этих бесконечных развилок, которые мы проходим каждый день, каждую минуту? Но смысла об этом думать нет никакого. Я еще только в самом начале пути. И что тут можно посоветовать самому себе? Не смотреть назад!»

Поначалу мне показалось, что это излишне патетично, с нотой цинизма; так и такое может говорить какой-нибудь антигерой Достоевского или, например, Калинович из «Тысячи душ» Писемского. Совершил массу подлостей, предал, не исключено, что и убил, и вот, добившись цели, таким образом выдохнул, скинул с себя прошлое. Алексей же, в общем-то, положительный (при этом не картонный, не искусственный) герой. Именно герой – из грязи, планктона он выбился если не в князи, то пусть в очень относительно, но обеспеченного, с будущим, человека. Не очень замаравшись по пути… 

Недаром в начале отзыва я вспомнил про энциклопедию. «Стрим» - этакая энциклопедия современной московской жизни, ее обитателей. Есть опасность, что произведение может очень быстро устареть (взять хотя бы цены, которые, как известно, постоянно меняются), но, с другой стороны, подобный роман должен был кто-то написать. Иван Шипнигов его написал.

Художественный документ есть. Кажется, он пока не издан. Но замечен. И это уже немало.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу