Екатерина Агеева

Стрим

Иван Шипнигов
Стрим

Другие книги автора

Иван Шипнигов "Стрим"

В широком смысле стрим – потоковая передача данных. Не все это могут знать. Но автор книги «Стрим» Иван Шипнигов знает и прибегает к уловке (но не маркетологов): строит текст как поток мыслей и переживаний множества персонажей, волею судьбы столкнувшихся в одном сюжете.

Иван Шипнигов знает не только, что такое стрим, но и чем живет современное общество, из носителей каких стереотипов оно состоит. Поэтому в романе почти все герои – ходячие штампы, вынужденные действовать так, как от них требуют нынешние потребительские фреймы (а не их внутренняя мотивация). Тут и филологическая дева-снобка, столкнувшаяся с суровой реальностью самостоятельной жизни, и вернувшаяся из Лондона дочка богатых родителей, разбрасывающаяся англицизмами направо и налево. Ещё есть бисексуальная фем-веган-эко-активистка, занимающаяся медитациями и, конечно же, хваткая и дерзкая провинциалка, приехавшая в Москву за мечтой и обдумывающая план по обретению богатого спонсора.

Понятно, что автор пишет историю про то, что его цепляет и триггерит.  Алексей в этом смысле персонаж как будто наиболее автобиографичный и потому самый живой. Ну и вызывающий наибольшее сочувствие. Ещё бы: практически Чарли Гордон нашего времени. Ну, или Шелдон Купер, который в этом сюжете сначала повстречался с Бернадетт-Настей, а потом переметнулся к Пенни-Наташе. Остальные фриковатые герои, в коих путаешься и многие из которых вообще лишние, особой эмпатии не вызывают. С другой стороны, понятно, что однобокие персонажи – констатация пугающей деградирующей современности. Но показано это чересчур в лоб.  Герои постоянно самоутверждаются за счет друг друга. Это не мерзко, просто скучно. Но всё как в природе: часть отношений строится по принципу симбиоза, а часть – на основе чистого паразитизма.

Так что же на самом деле волнует и интересует автора? О чем он пишет? Знакомства по интернету, наркомания и алкоголизм, мигранты и черные риэлторы, брак по залету. Чернуха с неожиданным хэппи-эндом, как будто вытребованным для будущей киноадаптации. Да, описано достоверно и иронично: стендапы, литературные курсы, тренинги по саморазвитию - примет времени хоть отбавляй. Потенциал «Евгения Онегина» - энциклопедия, не русской (вернее, не только русской, учитывая мигрантов), но современной жизни. Разве что со стилистической точностью не всё идеально. Письмо полуграмотного бухгалтера или охранника, допустим, воссоздать удалось. Но когда появляется более наблюдательный и начитанный Владимир Георгиевич, обнаруживаются, например, банальные «целлюлитные мандаринки» и тавтологичный «крупный круп».

Но вернемся к более глобальным проблемам текста. Зачем он существует? «Стрим» по своей повествовательной интонации (а интонация, по сути, тут одна на всех героев) напоминает монологи Жванецкого. Я почти слышала в голове рассказ о раках по 3 и 5 рублей, ведь это тоже «дорого, но справедливо». Но у Жванецкого был невероятный выход на философию, пусть бытовую, но всё же. А здесь нет никакого финального полета мысли и страха от ее падения. Автор хотел рассказать, что его волнует. Он это сделал. Теперь меня как читателя немного волнует, что автор, похоже, живет в плену шаблонных представлений о социуме. Я же предпочла бы в процессе знакомства с книгой узнать нечто большее: почему нас волнует то, что волнует, и как от этого волнения избавиться. Рассказать о том, что тебе важно, в книге – отличная мотивация. Но должно ли это быть целью самой книги?

При ближайшем рассмотрении можно обнаружить, что текст организован на самом деле не как стрим. Вернее, не как стрим в узком – сленговом – смысле слова. Это не прямая трансляция жизни здесь и сейчас, а постфактум дневниковые записи, в которых внутренних переживаний героев больше, чем внешних действий. Но стрим – это история не про рефлексию, а про фиксацию момента. Для него нужна не откровенность, а зрелищность или харизма ведущего. Который сам выбирает, что показать и сказать зрителю. Дневниковый формат в этом смысле ограничивает: читателю вываливают всё, что приходит на ум персонажей. Вернее, то, что, по мнению автора, должно приходить на ум таким героям. В итоге стрим своих жизней ведут не Алексей, Наташа или Настя, а Иван Шипнигов. Но книга-то написана от первого лица. Отсюда и ощущение карикатурности герое, отсутствия глубины не только в них, но и во всей книге. Автор управляет созданными персонажами как в кукольном театре, но куклы пятой точкой чуют (в обоих смыслах) чужую руку. Чувствует её и читатель, который не может поверить, что даже наедине с самими собой герои остаются картонными.

Иван Шипнигов создает кунсткамеру характеров. Даже магазин. Роман можно было бы назвать «Пятерочкой»: персонажи отлично фасуются по отделам, будь то овощ Алексей или экзотический фрукт по имени Вика. А ещё по книге может выйти отличный сериал. Бондарчук – режиссер, Цекало – продюсер. Как только «Стрим» экранизируют, Иван Шипнигов напишет новый роман и его будут продавать за 800-1000 рублей. Это дорого, но справедливо. Или нет. Просто не все же могут понять.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу