Надежда Геласимова

Никто не вернется

Кирилл Рябов
Никто не вернется

Другие книги автора

Кирилл Рябов "Никто не вернется"

Когда не замечать абсурдность жизни становится невозможным, мы вынуждены выбирать для себя путь ее принятия. В романе «Никто не вернется» Рябов создает пространство, наполненное абсолютной безысходностью и постоянным ощущением отсутствия любви. Единственные «настоящие» чувства возникают у одного из главных героев, Аркадия, к местному бомжу Ефиму, которого Аркадий решил «усыновить», поставив его в иерархии семьи на место пропавшего четыре года назад ребенка. И эту любовь явно нельзя назвать здоровой.

По крайней мере, Ульяна, жена Аркадия, тут обязательно согласилась бы и добавила пару крепких слов на чистом русском. Любви Ульяна ни к мужу, ни к кому бы то ни было другому не испытывает, как и вообще каких-либо чувств, кроме, пожалуй, злости. Бытие ее классически лишено всякого смысла. Даже чувство вины за то, что пропавший сын не от мужа, Ульяну никак не гложет.

Персонажи романа (в том числе и второстепенные) в основном движутся строго по прямой. Словно инерционные машинки, запущенные рукой Кирилла Рябова. Где-то на плоскости их траектории пересекаются, тогда непременно происходит столкновение, какие-то даже вылетают в окно, получив слишком большой стартовый импульс, и сходят с дистанции раньше времени.

Бессмысленна и беспощадна жизнь по инерции. Обыденность существования пожирает героев, а автор отнимает любые маломальские надежды на свет в конце тоннеля. Но делает он это качественно, потому что лишать надежды, видимо, тоже нужно уметь. Ведь когда началась гангрена, ногу лучше ампутировать. Причем без разговоров.

Теперь о разговорах – их в книге достаточно. Диалоги выполнены здоровски, они же являются основной движущей силой романа. Жаль только, что абсурд, который в них содержался, ближе к финалу поугас. Начавшись в ироническом ключе, роман постепенно стал тяготеть к гиперреализму и несколько подрастерял свой стартовый шарм. Вероятно, того требовал сюжет. Возможно, стоило скрутить его где-то пораньше.

В общем, принимать абсурдность жизни можно по-разному. Можно с равнодушной улыбкой, а можно с истерическим смехом, как Ульяна. Тут каждый пусть выберет сам.

Напоследок хотелось бы процитировать воспоминания главной героини о своей свадьбе: «Все было торжественно, как у людей: платье, гости, шампанское, жиденький дождик из риса. Правда, лимузин раздавил передним колесом белого праздничного голубя, который слишком увлекся рисом». В принципе, эта ремарка полностью отражает происходящее в книге.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу