Иван Родионов

Эксгибиционист

Павел Пепперштейн
Эксгибиционист

Другие книги автора

Когда деревья были большими

Рецензия в отличие от книги (объёмом в 600 с лишним страниц) будет совсем короткой.

Автобиография-мистерия Павла Пепперштейна "Эксгибиционист" обречена на сочувственное уважение критиков и малые тиражи, но она, как явление, состоялась.

И есть два исхода.

Исход первый. Вы москвич, вам за сорок и больше. Вы знаете, что такое "Гараж", и вы из тех немногих, кто рад переформатированию издательства Ad marginem - там теперь издают много книг о современном искусстве.

Это для вас выходит полное комментированное собрание сочинений Пригова. Вы не путаетесь в названиях различных арт-групп и продолжаете в 2021-м году (больше по привычке, конечно) читать Льва Рубинштейна. Вы читали "Мифогенную любовь каст", а то и "Словарь терминов московской концептуальной школы".

Это ваша книга, важная для вас и знаковая:

"Как и большинство моих современников, я мог бы составить автобиографию потребителя или туриста... Короче, если вам нужны воспоминания художника, то вот они перед вами".

Вот есть такой жанр. Павел Пепперштейн сам вспоминает о записках, сочинениях или письмах Ван Гога и Кандинского, Дали и Петрова-Водкина. Автобиографию художника как-то узнаёшь всегда: по неуловимым для нас, но всё равно ощущаемым связям и ассоциациям. И "Эксгибиционист" - именно такая проза. Немного о времени - и о себе, себе, себе. И своих.

Фильмография несуществующих фильмов. Стихи из поэтического цикла "Внученька", начатого в дурдоме. Италия, Германия, Чехия - декорации для вечного перформанса, для какой-то масштабной инсталляции, растянувшейся и во времени, и в пространстве. Много занятных, игровых историй-каламбуров - про Кремпича, который повесился, и не раз, про перегородку с милым названием "порнорадио", про психоневролога по фамилии Кувалда.

Если вам знаком этот странный, чудной мир, где всякое слово неизбежно обрастает шальными психоделическими ассоциациями, а любое действие становится родом искусства, вам очень понравится эта книга. А если вы хоть краешком соприкасались с ним - или тем более жили в нём - "Эксгибиционист" может стать для вас очень важным текстом.

Исход второй. Если многое из вышеперечисленного вам (как и мне) было либо незнакомо, либо неинтересно, а того же Пригова вам скучно читать, то, осмелюсь предположить, делать этого и не надо. Тот же Лимонов вроде бы тоже писал о себе и своих, однако читатель из его текстов узнавал многое о местах, людях, эпохе в конце концов - таков уж был гений. В талантливо написанной книге Павла Пепперштейна вы узнаете о жизни его круга, будто бы взятой в вакууме - несмотря на смену локаций, Делеза, Чиччолину, шаманов и анекдоты про Брежнева.

Страшно вымолвить, но скажем: это уже история.

Книжный магазин, город Кинешма. Покупателей нет. Вот стеллаж "История искусства", полка "Когда деревья были большими".

Зайдёт странно выглядящий человек, спросит: "А есть чё про "МГ" почитать?" Вы радостно потянетесь за книгой Павла Пепперштейна и очень удивитесь, когда узнаете, что он хотел почитать про «Мужское государство» - комичное и страшное сборище женоненавистников.

Что ж, и это пройдёт.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу