Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Вероника Кунгурцева

Кластер

Дмитрий Захаров
Кластер

Другие книги автора

Маленький медведь Сёма и все-все-все

 «Кластер» Дмитрия Захарова – это такая удивительная, противоестественная смесь бульдога с носорогом (медведя с корпорациями): Винни-Пуха со Шпионом, пришедшим с холода.

Противоестественно это сцепление, на первый взгляд, и даже на второй, и на десятый, – а потом привыкаешь и открываешь новые смыслы. Правда, остаются обманутые ожидания (память-то о прочитанных в детстве книжках не отрежешь), маленькой пластинкой в левой части груди наивно веришь, что обойдется, это же про войну игрушек, и Проводник, пусть не певичка Алиса, но честный Андрей, и впрямь придет и спасет, не может же автор поступить с читателем, как ловец… Ан нет, может, а не надо опускаться в глубокий космос детской памяти.

Во всяком случае, Проводники  оттуда, где сплошная зима, слякоть и противоснежные реагенты, не приходят. Правда, и в Сан-Франциско, который, конечно, не отвратительная Москва со своими кластерами, откуда нет выхода, – их нет, и в Нью-Йорке тоже – кердык Проводникам…

Но ближе к делу, к тексту… Игрушечные медведи, зайцы, жирафы, собачки, куклы и оловянные солдатики, кто там еще? попугай, динозавр, ежик – («маленький садистский зоопарк») оживлены, наделены мыслями и душой, а виной всему философский камень (но не бродит в этих стенах хоть тень какого-нибудь завалящего Гарри Поттера): пластинка внутри игрушек из арсенида, это такой супер-пупер материал, «главный технологический прорыв 21 века».

 А живут игрушки в Кукольном доме (конечно, где же еще?!), так они называют «подземелья сгинувшей лаборатории», наблюдают, как гаснет их ламповое солнце, а потолок покрывается трещинами, вот-вот наступит «конец верхнего света», изнашивается пластинка в груди, которая нуждаются в подзарядке фонариком, они ждут-пождут Проводника и открывают «второй фронт». Это фраза из песни певички Алисы, которую жильцы Кукольного дома ошибочно считают Проводником-Спасителем.

За арсенидом и охотятся ловцы, люди из кластера «Микрон», а также их соперники (««Микрон» и Роснова негласно санкционировали отстрел, поскольку доарсеники — это реальный арсенид электронного качества. А у корпораций пока даже более простого — солнечного — получить в приличном объёме не выходит»). Вместо Кристофера Робина есть только Андрей, «игрушечный святоша», который «слишком привязывается к неодушевлённым предметам. Впрочем, к одушевлённым он привязывался ещё сильнее. Теряя кого-то из них, он никогда никого не мог найти взамен». Увы, и он ошибается в Алисе: не та это Алиса, из другого теста. Андрея разводят, как дурачка, отправляют с чемоданом спасенных вроде бы доарсеников в Америку (ну, да, «второй фронт» же), а он отдает чемодан первому попавшемуся водителю, дяде Осе… только маленький медведь Сёма, кажется, спасется, благодаря доброму (доброму ли?) японцу, который знает снежный пароль.

На удивление, в нынешнем «Нацбесте» есть еще один (а может не один?) роман про оживших истуканов: «Человек из красного дерева» Андрея Рубанова; и тут и там упоминаются деревянные солдаты Урфина Джюса. Конечно, нельзя же не отдать дань предшественникам хоть строчкой: в «Кластере» и «металлический Щелкунчик» на переднем краю. Уж очень эта война ловцов с разумными игрушками напоминает великую битву кукол с мышами из сказки «Щелкунчик и мышиный король». В «Кластере» речь идет также о Воланде у шахматной доски. И нет никому «никакого дела до крошечных существ из подземелий сгинувшей лаборатории. А если это дело появлялось, его смыслом становилось растащить кого-нибудь на запчасти». Всеобщая механизация жизни и демонизация людей-ловцов из дочиста (до потери совести и сострадания) проворовавшихся корпораций.

И да, в «Кластере» можно отыскать извечное: борьба создателя со своими созданиями (или наоборот), и сомнение: «А может так быть, что создатели вообще ничего такого не хотели? Что им всё равно было. И тогда есть только пластинка в груди, арсенид. А мы — арсениды с лапками…», и вечная надежда, что «… за этой дверью — ждали большие добрые руки, которые отнесут в другую жизнь».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу