Вероника Кунгурцева

Танцы, горы и каштановый мед

Виталий Штыбин
Танцы, горы и каштановый мед

Другие книги автора

Моя святая тайна… каштановый мед!

Не смогла пройти мимо книги «Танцы, горы и каштановый мед», – хотя бы потому, что мы не садимся за стол без каштанового меда, привезенного с Красной Поляны, а живем в долине священной для убыхов реки Мацесты («огненная вода» в переводе), а еще – в конце 90-х, работая на местной студии телевидения, я сняла фильм «Харет – последняя из убыхов», – одним словом, мне, как, наверное, никому из членов жюри, близка тема этой просветительской работы. (Кстати сказать, убыхи, проживавшие на месте нынешнего Сочи, по словам этнографа и лингвиста XIX  века Леонида Люлье, знавшего черкесский, говорили на языке, который не имел никакого сходства ни с черкесским, ни с абхазским).

Конечно, эта книга не фикшн, а научно-популярное издание (в большей степени, популярное), и такое  – несколько мозаичное: автор пишет, что за 24 дня провел «шапсугскую экспедицию» («блогерская этнографическая поездка по аулам причерноморских черкесов»), то есть, описание собственного опыта общения с представителями шапсугов сплетается с материалами историческими, рассказы об обычаях и нравах, сведения о мифах и легендах соседствуют с повествованием о географических особенностях проживания шапсугов. 

В поле зрения Виталия Штыбина: традиционное кавказское гостеприимство, куначество, аталычество, свадебные и похоронные обряды, а также менее известные обычаи – так называемые, «три стрелы», когда на охоте разрешалось убить лишь трех животных: бегущего, летающего и водоплавающего; или обычай прививок на диких плодовых деревьях – юноша должен был привить не менее десяти деревьев, иначе он в женихи не годился.

Рассказывается об исконных языческих верованиях черкесов – почитании деревьев, своеобразной форме друидизма (в этой связи известен казус с тюльпанным деревом, родом из Северной Америки, в поселке Головинка, которое посадил генерал Раевский, но экскурсоводы упорно называют его священным деревом шапсугов); о зачатках христианства (еще при императоре Юстиниане), принятии мусульманства с подачи  Османской империи, гораздо-гораздо позже: это объяснялось тем, что «переводить народ в мусульманскую религию было невыгодно — закон запрещал торговать единоверцами. Но постепенно и здесь мнение турецких властей изменилось, тем более что шапсуги, натухайцы и абадзехи — горные общества черкесов — совсем не собирались подчиняться чьей-либо власти».

Собственно исторический экскурс начинается с древнегреческих источников: в I веке до нашей эры у Страбона впервые упоминаются племена, населяющие берега Понта Аксинского: зихи, гениохи, керкеты, макропогоны и ахейцы (эй, Ахиллес!).

Разумеется, большое внимание уделено Кавказской войне, в том числе, рассказывается о закладке военно-морских фортов, на месте которых нынче стоят города Черноморского побережья. (Во время десанта в форт Святого Духа, – теперь Адлер, – погиб декабрист и поэт А.А. Бестужев-Марлинский).

О трагедии тех, кто отправился к единоверцам в Турцию (убыхи) и растворился там, в противовес шапсугам и др., поверившим России, и сохранившим себя, свой язык – также, с большим участием, рассказано в этой книге.

Ну, и закончим тем, с чего начали (и чем заканчивает автор последнюю главу): «После Кавказской войны, с гибелью садов, в лесах бесконтрольно разрослись заросли сладкого каштана и грецкого ореха…» Это привело к тому, что местный мёд приобрёл своеобычный горьковатый вкус и коричневый оттенок.

На мой взгляд, повествование вышло несколько сумбурное, зачастую с повторами того, что было в предыдущих главах; но автор уверяет, что «эта книга не академический труд и не претендует на истину. Воспринимайте её как увлекательную туристическую прогулку в гости к коренным жителям Черноморского побережья Кавказа». В качестве книги-прогулки ее можно посоветовать всем, кто интересуется причерноморскими черкесами, а также историей родного края.         

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу