Митя Самойлов

Плейлист волонтера

Мршавко Штапич
Плейлист волонтера

Другие книги автора

Мршавко Штапич "Плейлист волонтера"

“Плейлист волонтера” — это развернутое определение понятия “хорошая плохая книга”.

Не нужно торопиться записывать эту книгу ни в хорошие, ни в плохие. Всё ровно так как оно есть — хорошая плохая книга. Guilty pleasure.

В приближении к этой книге всё сделано плохо. Её невозможно взять с полки. Уродливая обложка, напоминающая афишу дешевого российского боевика из нулевых. Кокетливый псевдоним автора, который утверждает, что имя ему досталось от сербских корней. Будто нет в мире никого, кто знает, что Мршавко Штапич по-сербски — тощая палка.

Книга выпущена в серии Inspiria — то есть что-то вдохновляющее, вроде тренингов личностного тошнотворного роста.

На обложку вынесен короткий комментарий ответственного секретаря премии “Национальный бестселлер” Владислава Толстова — “Живо, дерзко, неистово, обжигающе”.

Название еще — плейлист какой-то придумали.

Всё это крайне неудачно, отталкивающе. Книга лучше, чем то, что ей сопутствует.

Это действительно плейлист — в том смысле, что каждая глава обозначена названием песни. Иногда это Ace of Bace “Happy Nation”, а иногда — Татьяна Буланова, “Не плачь”. Вкус у волонтера разнообразный, кругозор широкий.

В каждой главе — а всего их 55 — есть часть, посвященная личным переживаниям и любовным приключениям лирического героя, чье имя подозрительным образом совпадает с псевдонимом автора, и есть часть, посвященная истории поиска пропавшего человека.

Герой книги  — это не герой, это супергерой. Он подтянутый и спортивный, хотя и невысокий. Тощая палка —  Мршавко Штапич. Он постоянно пьет, причем не пошлую водку, а виски и пиво. Он курит, глядя на церковь — это важно, потому что просто так курить — это слишком просто. Смотрит Антониони и читает Бродского. И он постоянно спит с красивыми женщинами, добиваясь одной единственной, в которую влюблен. Завоевывая ее, он становится то жертвой потрясающего его минета, то секса с двумя девушками, то откровенных домогательств каких-нибудь очередных красоток, то просто всесторонней и крайне сексуальной заботы молоденькой грузинки.

При этом автор не устает подчеркивать мизерабельность своего героя — он постоянно пьян, в сексе он весьма посредственен, он несчастен, ему стыдно, над ним смеются, его считают психом. Да, несчастный человек, который постоянно трахается и пьет. В принципе, это уже гораздо больше чем имеет 90% населения земли. Но кого же нам это напоминает? Понятно, Чарльза Буковски! Тот тоже, помнится вечером выпивал бутылку виски и шесть банок пива, а также всегда находил кого-нибудь, с кем можно было потрахаться.

Но для Мршавко Штапича, который, кстати, свою книгу и сравнивает с романами Буковски, этого мало. Линия героя — это только канва, рамка. А содержание книги — истории спасения. Дело в том, что герой волонтер, а мир волонтеров — это совершенно особый мир. Мы привыкли воспринимать их как святых — в самом деле, люди совершенно бесплатно посвящают свою жизнь поиску незнакомых пропавших неудачников. Сутками ползать по лесам, болотам, подвалам и задворкам, чтобы дать хоть микроскопическую надежду родственникам пропавшего.

И в книге Штапича всё именно так. Волонтеры — соль земли, на их фоне все остальные — недоразумение. Менты в обязательном порядке, тупые, пьяные, некомпетентные. Спасатели, если кто офицер, обязательно чьи-то дети, увальни, пороху не нюхавшие, о своей работе ничего не знающие. Фельдшеры скорой не имеют ни малейшего представления о том, как транспортировать переломанных пострадавших, и не лечат, а только убивают.

Всё на свете жалкая тень от волонтеров.

При этом, Штапич прекрасно раскрывает обратную сторону волонтерства. Вне операций спасения волонтеры все как один — бросают жен с детьми, пьют, употребляют наркотики, обманывают друг друга, занимаются мутными делами. Собственно, из этого и следует сформулированная автором мысль — люди идут в волонтеры не столько для того, чтобы помочь другим, сколько для того, чтобы убежать от себя.

Волонтерство — это отклонение от нормы. Потому что поиски требуют сил, времени, средств и нервов, которые обычный человек без остатка тратит на работе или в семье.

Делает ли это работу волонтеров менее важной и уважаемой? Нет. Делает ли это книгу хорошей? Тоже нет.

Это одна мысль на всю книгу. Не то чтобы мы не знали об этом раньше, хорошо, что теперь это сформулировано изнутри.

А суть книги составляет фактура — документально описанный процесс поисков. Как пятилетнего мальчика маньяк унес в лес, как бабка заблудилась и замерзла, как дед пошел на лыжах и сутки плутал по зимнему лесу, как девочка с олигофренией ушла в соседний поселок, чтобы там трахаться с узбеками, как искали тело Ирины Кабановой. Помните? Это мать троих детей, которую муж убил после нового года, расчленил, а потом трубил на весь интернет, что жена пропала. Она была журналисткой, а он модным поваром, их все знали. Все стали искать ее, собрали волонтеров, и нашли ее в багажнике машины, которую муж то ее и взял у знакомой.

Да вот из таких подробно описанных историй и состоит книга “Плейлист волонтера”, и это лучшее, что в ней есть. Я признаюсь честно, несмотря на весь мой скепсис по отношению как к автору, так и к его литературному мастерству, читал эту книгу полтора дня от корки до корки и остановиться не мог.

К художественной литературе эта книга отношения не имеет, потому что замысел в ней сводится к довольно слабой и стилизованной линии лирического героя. Но как сборник упоительных историй в духе программы 600 секунд или подвала первой полосы “Московского комсомольца” — это шедевр.

Автор, если верить лирическому герою, имеет отношение к литературной деятельности, пишет сценарии. Поэтому и книгу он пишет бойко, задорно, с матерком и скабрезностями, которые в этой так называемой гонзо-манере вполне можно считать хорошим тоном.

“В отличие от кухни, в постели Софико не старалась. Как и многие совсем юные девочки, она была бревном, которое еще не осознало, что и как можно делать. Но это было очаровательное, наивное и прекрасное, грациозное существо, которое готово было учиться. Кроме того, в ней нельзя было пошерудить своим обрубком —  она была узкой, как и положено девочке. Словом, у меня начались легкие и гладкие отношения, которые радовали моего маленького друга”.

Есть там один момент, который, конечно, вынести нельзя. А именно, автор сообщил, что после нового года все члены отряда “соскучились за поисками”.

Так не надо.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу