Екатерина Агеева

Финтифля

Наталия Гилярова
Финтифля

Другие книги автора

Наталия Гилярова “Финтифля”

Когда рецензируешь книгу с загадочным и в то же время емким названием, велик соблазн анализировать текст сквозь призму данной метафоры. Но в случае со сборником «Финтифля» Наталии Гиляровой этот путь кажется тупиковым: рассматривая рассказы как легкомысленные проделки, мы не приближаемся к их сути. Думаю, что, называя книгу чуть ли не пустяковой безделицей, автор лукавит: пытается снизить уровень пафоса в притчах.

А пишет Наталия Гилярова именно притчи. Ну, или сказки для взрослых в духе Людмилы Петрушевской (только без чернушных финалов). Тексты она создает залихватски, используя проверенные постмодернистские приемы. Прежде всего, слом четвертой стены и включение автора в сюжет. На мой взгляд, рассказы с одинаковыми фишками, собранные под общей обложкой, быстро утомляют. Всё-таки автор должен удивлять. Предугадываю возмущения поклонников постмодернизма: автор никому ничего не должен. Однако напомню, что на дворе XXI век, и умер не только автор, но и сам постмодернизм. А девизом метамодерна вполне можно считать: всё хорошо, что в меру.

Герои рассказов из «Финтифли» - персонажи не от мира сего. Высокочувствительные, тонкокожие, местами экзальтированные. Должные пить амброзию на облачке (нектар нужен, как минимум, Ванечке и Саше), но вынужденные столкнуться с жестокой реальностью. Персонажи эти постоянно выжидают, что их жизнь изменится, когда кто-то придет и перевернет мир. Этот кто-то на самом деле возле персонажей есть почти всегда, но приходит он (или она) не исправлять, а наблюдать.

Действительно, тот, кто должен управлять персонажами, но не хочет или не может, присутствует во многих текстах. Это и сам автор, и Коляда, и Нут, и Немой-Калека, и Птах. А в рассказах про портниху таким демиургом и вовсе становится время, смена эпох (Мора). От всех этих всевластных или просто могущественных (на первый взгляд) героев главные персонажи ждут благосклонности, защиты, широкого жеста. Не догадываясь, что поддержка нужна их богам ещё больше, чем им самим. По сути Гилярова пишет о новой версии маленького человека, которого поместили не в реалистичный, а мистико-фантастический формат. Сил на перемены и ответственность за них у таких персонажей нет. Так что никто им помочь не в силах.

Если Юля из «Шкуры от кутюр» хотя бы попадает на бархатном автобусе (катафалке) в свой уютный рай (пусть и по ошибке автора), то Ванечка чуть ли не становится бомжом, а Олег попадает в цеховые обломки за проигранную (даже не начатую) битву с жизненной жутью. Саша же вообще умирает так и не дождавшись того, кто искупит окружающее несовершенство (хотя его вполне могла бы искупить Софья). Из этого общего фона выбиваются разве что Вита, способная довольствоваться малым и радоваться жизни, и Кирилл, вовремя понявший, что энциклопедические знания из книжек – не есть реальный мир, а воспоминания о прошлом – не есть сама жизнь.

Говоря о «Финтифле», нельзя, конечно, не отметить авторский язык и филигранную работу со словом. Наталия Гилярова – художник во всех смыслах: таких сложных и красивых метафор у других авторов ещё поискать. Впрочем, есть подозрение, что усложнение притчей дополнительными образами не идет на пользу читательскому восприятию. Но я уверена, что автор это понимает, иначе не было бы в книге тонкой зашифрованной самоиронии: «А иногда текст прямо-таки удивляет неуместными эпическими интонациями». Возможно, не будь в рассказах такой высококонцентрированной художественности, они превратились бы в морализаторские кейсы по саморазвитию.

Анализировать рационально рассказы Наталии Гиляровой сложно. Не все они расшифровываются с первого раза. Догадываешься, что происходит в истории нечто важное, но не всегда понимаешь, что именно. Как подобрать ключ к этому шифру? Не знаю. Но боюсь, если перебирать слишком много ключей (то есть вчитываться в сборник долго и мучительно, отбрасывая всё красоту авторского слова и стремясь докопаться до смысла), окажется, что перед вами не сейф с тайным знанием мира, а шкатулка с плёвым замком. И зачем тут ключ, когда открыть можно обычной шпилькой. В таких шкатулках и правда хранят какие-нибудь финтифлюшки. Эх, всё-таки не удержалась я от этой метафоры.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу