Анна Матвеева

На берегу Тьмы

Наталья Соловьева
На берегу Тьмы

Другие книги автора

Не поле перейти

По-хорошему старомодная книга Натальи Соловьевой выросла из личного интереса автора к истории России прошлого века — точнее, к женской части этой истории. «Мы и есть земля», — говорит одна из героинь романа, имея в виду русских женщин, переживших на протяжении безжалостного столетия так много испытаний, что их нынешним внучкам-правнучкам и в кошмарном сне не привидится.

Действие начинается и, по большей части, проходит в тверском селе Берново, где живет красавица-крестьянка Катерина — однажды она спасает от неминуемой гибели барина, тонувшего в болоте, спасает, не задумываясь о том, что эта встреча станет для неё и счастьем, и проклятием. Катерина живёт не по желаниям, а по совести, долгу, убеждениям, но если в сказках таким героиням уготовано вознаграждение, то в жизни, увы, другой счёт. Жизнь прожить — не поле перейти. Катерина идёт через своё поле, изнемогая от боли, усталости, чужого предательства и своего вечного раскаяния, а награду получает в старости совсем не из тех рук, на которые робко рассчитывала. Что ж, именно так и происходит даже с самыми лучшими людьми.

Написан роман простым и ясным языком, хотя очарованность автора устаревшей лексикой и местным говором привела к изобилию постраничных — иногда, по-моему, излишних — сносок. Такой немного этнографический взгляд порой вредит художественному тексту. Название книги мне показалось и вовсе неудачным — при всей своей эффектности и точности (Тьма — река, вблизи которой живут герои) оно вызывает совсем не те ассоциации. Я с ужасом ждала романа о вампирах или очередной саги о жизни после смерти — а обнаружила добротный неореализм с включением умеренно откровенных сцен (только этим роман отличается от тех, что могли быть написаны в СССР). Его можно сравнить с «Тихим Доном», а можно— с «Весной в Карфагене» Вацлава Михальского: совпадает интонация, психологическая достоверность, обаяние женских образов, богатая фактура. Кстати, о фактуре. Автор, по собственному признанию, провела большую работу с источниками, трудилась в архивах и так далее. В первой части книги довольно подробно описано убийство старицкого помещика де Роберти, который перепортил всех крестьянских девок в округе. Убийство, если верить Википедии, действительно было, но там ни слова о том, что застрелили де Роберти из мести. Зато много слов о том, что был он не просто помещик-негодяй, но еще и ученый, философ, видный деятель русского масонства. В связи с этим мне интересно было бы знать, что здесь придумано автором, а что обнаружено в архивах. Интересно потому, что я сама часто спрашиваю себя о том, насколько писатель вправе обращаться с историческими фактами по собственному усмотрению.

В общем, я не пожалела, что прочитала эту книгу, хотя и должна заметить, что дотошный редактор ей всё-таки не повредил бы. Дело не в стиле, здесь всё хорошо, гармонично, а в не всегда убедительном развитии сюжетных линий. Можно было дожать — при условии, что это всё-таки литература, а не точный слепок с жизни, валяющей, по словам Тэффи, «без запятых».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу