Сергей Беляков

Токката и фуга

Роман Богословский
Токката и фуга

Другие книги автора

Немузыкальная история

Самое поразительное, что роман о маньяке и педофиле писатель посвятил жене и дочерям.

Сюжет мало связан с музыкой, а музыкальные термины в названии книги и ее частей попадают в совершенно неожиданный контекст. Первая часть романа – «Токката». Так назвал Киру Ромину ее одноклассник. Токката – от итальянского toccare (трогать, касаться). Киру окружают странные и опасные взрослые. Их прикосновения почти всегда вызывают у девочки брезгливость и отвращение. Тётя Лена, любовница Кириного отца, неприятная и липкая. Михаил Антонович, преподаватель сольфеджио, насмешливый и навязчивый. Только прикосновения Владимира, красивого тренера по карате, нравятся девочке. Владимир соблазнил девятиклассницу Киру и назвал это «посвящением в тайну небесного карате». Он заморочил девочке голову конспирологическими теориями о власти «посвященных» над миром, о психологическом воздействии на расстоянии, о черных магах и черных стоматологах.

Михаил Ромин, отец Киры, самый страшный и опасный. Предсмертные мучения животных, их мясо и кровь опьяняют Ромина, поэтому он так любит охоту. У Киры отец вызывает ужас, когда «покраснеет, взбугрится, станет выше, чем есть». Трясется и нависает над ней, как «гнилое дерево».

У Ромина есть безумная, маниакальная идея сделать свою дочь Киру мальчиком. Он испытывает к ней противоестественные чувства, отнюдь не отцовские.

В девяностые годы Ромин преуспел, стал хозяином крупной строительной фирмы, очень богатым человеком. Тогда он и осуществил свою безумную идею.

Вторая часть романа – «Фуга». От латинского fugere (бежать). В горах Турции, в отеле для очень богатых людей скрывается от Интерпола Михаил Ромин. Теперь он британский подданный Дмитрий Егоров. Рядом с ним молодой человек Андрей. Не сразу, в романе есть интрига, но выясняется, что Андрей когда-то был Кирой. После операции по изменению пола она потеряла память. Теперь это безвольное, покорное существо.

Автор, на мой взгляд, сгустил краски до потери чувства меры. Персонажи второй части романа – нравственные уроды, извращенцы, сатанисты. Поведение этих героев описано излишне экспрессивно, на грани дурновкусия. Дмитрий «шатался, вращал глазами, клацал зубами». Турок Эдиз «чувствовал, как раскаленный докрасна паяльник выжигает у него внутри разные узоры».

Дикая оргия в отеле, кровавые разборки и несколько смертей, в том числе смерть Киры-Андрея и самого Михаила Ромина, составляют содержание второй части книги.

В романе есть мифы о России и русских. Расхожие представления, на мой взгляд, надоевшие, «набившие оскомину»: «В стране-деревне, в России, рождаются на печи, потом всю жизнь лежат на ней и на ней же умирают». «Ох уж эти русские», – восклицает американский актер, исполняющий роль Михаила Ромина в фильме по мотивам событий, случившихся в турецком отеле. Но природу маньяка нельзя объяснить национальным характером. Это не русская, а общечеловеческая, универсальная история. Сюжет романа можно прочитать как универсальную метафору. Зло, получившее власть, крайне опасно для окружающих и разрушительно для самого носителя зла.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу