Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Дмитрий Филиппов

Готские письма

Герман Садулаев
Готские письма

Другие книги автора

О готе безродном замолвите слово

Приветствую тебя, мой просвещенный читатель!

Вот и добрались мы до одного из самых любопытных текстов нынешнего лонг-листа. Речь идет о книге «Готские письма: выбранные места из переписки с воображаемыми друзьями» Германа Садулаева, которая, конечно же, никакой не сборник писем, а только повод поговорить о наболевшем. Ну-с, поговорим и мы о прочитанном.

В первую очередь меня приятно поразило, что Герман для своего произведения выбрал форму близкую той, что использует ваш покорный слуга, с одной лишь разницей: я обращаюсь к гипотетическому читателю, а у Садулаева письма написаны к автору от имени вымышленного персонажа. Ход с одной стороны элегантный, отсылающий нас к литературной традиции 19 века, с другой – снимающий ответственность с самого автора за все произнесенное ниже, тем более что вымышленный персонаж в конце окажется обитателем «желтого дома». Говорю это без всякого упрека, потому что подобную форму «случайно обнаруженных записок» я и сам когда-то использовал в романе, название которого, в свою очередь, перекликается с первым сборником Садулаева «Я – чеченец!»… Вот видишь, мой просвещенный читатель, как многое связывает меня с Германом Садулаевым, хотя он об этом даже не догадывается. Метафизика, скажешь ты? А и пусть так, в русской литературе эти тонкие материи всегда имели значение.

Для начала попробуем определиться с жанром. Кажется, все члены ареопага на момент написания этой статьи старательно избегали в своих рецензиях обозначения жанровой принадлежности «Готских писем». Что ж, рискну предположить, что это все-таки роман (такой постмодернистский по форме, не роман в рассказах а-ля «Пнин» Набокова, а что-то среднее между «Записками из Мертвого дома» Достоевского и «П5» Виктора нашего Олеговича). Состоит он из трех томов, или частей, каждая из которых имеет свою логику. В первом томе Садулаев реконструирует миф о готах, используя как публицистическую, так и художественную литературную речь. Том так и называется – «Реконструкции». Нам рассказывают, откуда есть пошла земля готская, как готы завоевали Рим и куда они делись дальше с арены истории. Разговор ведется на стыке исторической публицистики и задушевного разговора в кабаке, но определенно впечатляет погруженность автора в материал. Чёрт побери, Садулаева просто прёт от готов. По своей энергии эта очарованность сродни убеждениям альтернативных историков, возводящих бытие праславян от бога Ра и поклоняющихся по ночам «Велесовой книге». Только в отличие от них, Садулаев ссылается на открытые, признанные мировой наукой источники. Но сама увлеченность историей готов имеет, безусловно, какую-то внутреннюю для автора подоплеку, о которой читателю не стоит и знать, чтобы не расстраиваться.  

Во втором томе Садулаев на примере гражданской войны на Украине показывает нам, как миф о готах может быть встроен в современную историю в частности, и в любую историю вообще. Просто потому, что за полторы тысячи лет у человека в мозгах ничего не изменилось. Да, поменялись виды вооружения, тактика ведения боя и еще какие-то совсем прикладные вещи, вроде технического прогресса и сменяющих друг друга формаций, но кровь осталась красной, смерть – пустой, а мотив наживы (как и раздор на почве расовой неполноценности) что сейчас, что во времена Алариха – один и тот же. С виду мы что-то из себя представляем, ходим на работу, ведем размеренный образ жизни, но стоит истории слегка повести плечами, и полторы тысячи лет цивилизации исчезнут, как будто их корова языком слизала. Нет, это не мы запустили человека в космос и создали систему всеобщего бесплатного здравоохранения. Это были какие-то другие люди. Может быть готы?

Третий том – «Трансценденции» – это такая историософская обманка для читателя. Садулаев, как и все готы, чрезвычайно хитер, и намеренно выводит повествование в сферу исторических допущений и недоказуемых гипотез, маскируя свои построения то под интервью корреспондентки вымышленного издательства с тем самым вымышленным полусумасшедшим историком, то под письмо Александру Македонскому, то под размышления об этимологии слов «бук» и «свинья», то под новое толкование «Слова о полку Игореве». Но на самом деле, мой просвещенный читатель, ты уже догадался, что в «Трансценденциях» Герман Садулаев проговаривает свои самые сокровенные мысли, обкатывает самые смелые гипотезы. Именно третий том романа является ключевым для ответа на вопрос «зачем автор все это написал».

Затем!

И это правильный ответ.

Потому что готы – всего лишь инструмент в руках писателя. Это могли быть сикхи, хунну, скифы, кельты или саамы. Садулаев повествует о времени распада Римской империи, а мог обратиться к древнему миру или позднему Средневековью. Какая разница, о ком рассказывать, если во все времена враждующие народы «валились с ног от ран и усталости, но продолжали убивать и калечить друг друга».

Впрочем, роман Садулаева далек от лобовых морализаторских концепций. Автор, скорее, напоминает естествоиспытателя, с интересом препарирующего лягушку, с той лишь разницей, что вместо лягушки под скальпелем Садулаева оказывается история человечества за последние две тысячи лет. Европоцентричная, конечно же, история, но это уже издержки географии.

Когда-то давно в 6 в. н.э. придворный историк Иордан написал трактат «О происхождении и деяниях гетов», дошедший до наших дней и известный в исторической науке как «Гетика». Иордан писал свой труд, основываясь большей частью на исследовании предшественника Кассиодора «История готов». Только вот труд Кассиодора до наших дней не дошел, а «Гетика» превосходным образом сохранилась в списках. Почему, спрашивается? Садулаев нам предлагает такую версию: «Сочинение Кассиодора стало неактуальным и потому «не сохранилось»; на самом деле было просто уничтожено, вымарано из библиотек, его изъяли и не переписывали, а переписывали «краткий курс» Иордана, потому Иордан и сохранился.»

Как знать, может быть по «Готским письмам» грядущие поколения будут изучать наше время? Но, скорее всего, уже послезавтра книга станет «неактуальной», Иордан перепишет Кассиодора, а Нацбест не падет под натиском готов.

К счастью, история непредсказуема, и в ближайшее время мы обо всем узнаем. Или не узнаем никогда, если Аннушка уже пролила масло…

Впрочем, это совсем другая история.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу