Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Иван Родионов

Танцы, горы и каштановый мед

Виталий Штыбин
Танцы, горы и каштановый мед

Другие книги автора

Под раскидистым каштаном

В случае с книгой Виталия Штыбина "Танцы, горы и каштановый мёд" как никогда уместна фраза писателя Андрея Аствацатурова, которой он заканчивает рассказ или пост о любой непонятной ситуации: я не нашёлся, что ответить.

Литературных премий в России много: пишут, более двухсот. Государственные и частные, специальные и профессиональные, общероссийские и региональные. В любой из них есть устав, а в нём прописано, кто эту премию может получить. И, естественно, есть ограничения. Порой прописанные прямо - автор должен проживать в таком-то регионе. Или: работа не должна содержать то-то и то-то. Иногда ограничения негласные, и это совсем скверно.

Так вот, формально книга Виталия Штыбина подходит под критерии "Национального бестселлера". Это не ЖЗЛ - скорее, ЖЗН (жизнь замечательного народа). Но не оставляет ощущение, что это книга из «другого вида спорта». И дело не в том, что это нон-фикшн: это моя восьмая книга из Длинного списка и уже третья нехудожественная. У Германа Садулаева вообще рассказывается о, казалось бы, далёких от нас готах, а здесь - о черкесах. Однако те же "Готские письма" выходят далеко за пределы исторического очерка, а книга "Танцы, горы и каштановый мёд" остаётся большим, наполненным увлекательным и интересным фактическим материалом, но всё же исключительно этнографическим очерком. Это как с фильмами: да, на каком-то фестивале может быть не только игровое кино, но и документальное. Но было бы странно увидеть там даже самую лучшую на свете научно-просветительскую передачу.

Это не в коем случае не означает, что автор где-то не дотянул или не справился. Просто задача была другая.

В конце концов, в своём жанре это замечательная книга. Мне хотелось бы, например, чтобы кто-нибудь написал такую книгу о моей Волгоградской области, чтобы в сувенирных магазинах интересующийся моими родными местами турист мог купить что-то помимо "иллюстрированных путеводителей" и отваливающихся от холодильника магнитиков.

Виталий Штыбин - настоящий, не архивно-кабинетный этнограф. Подобно Шурику из "Кавказской пленницы", он путешествует по черкесским горам и аулам, записывает легенды, общается со старейшинами. Как хороший ведущий National Geographic, он и рассказывает, и показывает, и зрителю (читателю) интересно.

Подраздел "Танцы" расскажет нам о обычаях, культуре, этикете черкесов. Мы узнаем, что такое "кунацкая" (комната). Познакомимся с черкесским кодексом чести, про культуру "походов за славой". Узнаем про народную музыку и, собственно, танцы, а также про диалекты языка. Про черкесскую мифологию. Наконец, куда же без традиционной свадьбы по национальным обычаям. И всё это с экскурсами в историю, а также с рассказами "из первых уст".

Подраздел "Горы" - не географический, как можно было бы подумать по названию, а исторический. Вот каменный век, постепенное замещение древней майкопско-новосвободненской культуры культурой горцев. Вот дольмены. И по нарастающей - греческие колонисты, Рим, Византия, хазары, печенеги, половцы, татары, Российская империя, переселение части черкесов в Турцию, СССР, современность. Эта часть уже более кабинетная, исследовательская.

Третья часть книги, "Каштановый мёд", рассказывает о земледелии, скотоводстве и садоводстве в регионе - о их роли в становлении местной цивилизации. Здесь получились почти "Ружья, микробы и сталь" Джареда Даймонда (есть некоторые параллели не только в структуре книги, но и в названии): с цифрами, статистическими выкладками и процентами. И с щепоткой Вильяма Похлебкина и истории национальной кухни.

Бесспорно, такие книги сейчас нужны. Во-первых, национальные культуры постепенно исчезают в плавильном котле глобальной цивилизации, теряя свои отличительные черты. Процесс этот, видимо, неизбежен - и потому важно хотя бы изучать и фиксировать самобытную культуру различных народностей, пока не поздно. Во-вторых, именно такие книги способны разрушать некоторые мифы и вызывать у читателя интерес к этнографии и истории вообще.

"Почему у меня в конце так много о грустном? Потому что я написал эту книгу, чтобы попытаться развеять негативные стереотипы по отношению к народу, который их совсем не заслуживает. Я верю, что в мире действует одно простое правило: чем больше мы узнаем друг о друге, тем меньше непонимания и ненависти останется между нами. Надеюсь, после прочтения книги многие изменят или впервые составят настоящее, взвешенное, объективное мнение о причерноморских черкесах и научатся критически относиться к низкопробным материалам некоторых современных СМИ".

Благородная цель, что ни говори.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу