Сергей Беляков

На краю

Татьяна Моисеева
На краю

Другие книги автора

Простые истории о самом главном

В небольшой книге повесть и семь рассказов. Все они о драматических событиях в жизни простых людей. «На краю» не только название, но ключевые слова. «И ведь сколько раз по краю ходила – не сосчитать, а все обратно соскальзывала», – с горечью думает о жизни Лида в свои последние часы («Счастливый билет»).  На краю отчаяния, на грани самоубийства Олег («На краю»). На пределе физических сил замученная тяжелым бытом Рита («Развод»). Ходить по краю – эти слова на войне приобретают самый прямой и зловещий смысл («Затмение»).

Во всех историях смерть как-то присутствует. Иногда она только упомянута, иногда в центре рассказа. При этом автор избегает натуралистических подробностей, показывает смерть через восприятие героев. Но впечатление остается сильное. На лесозаготовках убило Полю тяжелым деревом. «Когда убрали дерево, вскрикнули бабы, отвернулись мужики. Страшно было смотреть на то, что осталось от Поли. И не верилось, что было это когда‐то теплым живым человеком, что любило оно и страдало…» («Затмение»).

И всё-таки рассказы Татьяны Моисеевой прежде всего о жизни. В последние мгновения солдат видит самое дорогое. «Вдруг взметнулась под самыми ногами бьющим фонтаном земля и накрыла его с головой <…> Перед глазами во тьме промелькнула белым легким мотыльком Поля. В старом платьице своем в мелкий цветочек, с косыночкой на плечах, а во‐ круг лица, как нимб, волосы вьющиеся, разлетающиеся от сырого речного ветра» («Затмение»). Жажда жизни и борьба за жизнь от самого ее начала до последних минут – в этом содержание рассказа «Счастливый билет». Лида родилась раньше срока. «Глянули на скрюченного синего уродыша и подумали, что мертвый. Присмотрелись – чуть вздымается тощая узенькая грудка…»  Выжила девочка. Потом чуть от скарлатины не умерла. Уже и гробик детский приготовили. И опять выжила Лида. «Как сухие, померзшие в зиму ветки тянутся весной к горячему первому солнцу и покрываются благоуханием и цветом, так же и Лида в эти юные годы расцвела и засияла».

Татьяна Моисеева открывает в своих простых героях такие движения души, которых они в себе и не подозревали. Саша Кондаков – человек грубый. Смерть отца вызывает у него только раздражение: «Нашел время». Жену свою, терпеливую и добрую, не ценит. Поездка в деревню на похороны отца очень многое изменила. Саша совсем другими глазами посмотрел на жену. «Какое-то доброе чувство теплом разлилось в душе, хотелось обнять жену и заплакать» («И в горе, и в радости»).

В чем секрет этой книги? Татьяна Моисеева умеет рассказать историю, создать иллюзию живой человеческой речи. Кажется, сами герои и рассказывают о себе. Их слова, их интонации. Будто от лица старухи Марии: «Поздно встретились они с мужем. Немолоденькие уже были, уработанные» («Трава у дома»). Будто сама Рита делится с подругой: «Рита жила со старой матерью и дочкой Катей в однокомнатной. А муж Толя один ширился в двухкомнатной…» Переход от слов героя к прямому авторскому слову естественный, незаметный. Непосредственно авторского комментария немного, но он весомый. Всего две фразы передают гнетущую атмосферу рассказа и предощущение печального конца. «Тишина стояла невозмутимым сторожем у двери, и чудилась в ней черная зыбкая пустота».

Книга Татьяны Моисеевой издана в Ярославле тиражом в 200 экземпляров. Хватит, чтобы подарить редакторам, издателям, друзьям, знакомым друзей. Но хочется, чтобы о незаурядном писателе из провинции узнали и другие читатели. Хочется надеяться, что столичные издательства заинтересуются этим автором.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу