Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Вероника Кунгурцева

Время рискованного земледелия

Даниэль Орлов
Время рискованного земледелия

Другие книги автора

Рискованное мыследелие

В начале было слово (анекдот про еврея: «Вагон яблок съешь?» – «Нет, но понадкусываю все»). Потом было надкушенное яблоко (Apple  в компании с другими большими искусителями надкусил и выложил в интернет куски всех плодов знания). Прочно вошла в моду и в обиход кусочная виртуальность. Кому не знакомо рассеянное листание сайтов в безбрежном океане инфы! То занятно, то нет, то куце, то длинно, то умно, то не очень.

Так читается роман Даниэля Орлова «Время рискованного земледелия».

После завораживающего, затягивающего начала обидно обманута надежда на органичное продолжение. Возможно, обман умышленный. Мне такой умысел кажется ошибочным.

Автора губят искрометный талант и широкая эрудиция. На читателя сыплются червонцы отличных замыслов, не разворачивающихся в сюжеты.

Позволю себе спойлер исключительно потому, что автор сам себе позволяет.  Московский коллектор в поисках должника размещает в соцсетях объявление от имени его несуществующего сына. Должник клюет, «сын» приезжает в его деревенское укрытие... Сюжет, достойный кисти Вампилова («Старший сын»). Герой без пяти минут Хлестаков. Как обкорнал его Орлов, вспомнить больно.

Еще сюжетище – охота на дронов. «Крестьяне по сёлам массово обзаводились пока ещё разрешёнными арбалетами и охотничьими рогатками, чтобы отстреливать дроны, с некоторых пор шнырявшие над домами. После таких полётов в почтовые ящики приходили квитанции о штрафах за перенесённые заборы, нерегистрированные хозяйственные постройки или сжигаемый мусор. Говорили, что огромные компьютеры, на которые потрачены миллиарды и миллиарды собранных с населения налогов, сами сравнивают данные дронов со снимками пятилетней давности, полученными со спутников. Дроны отстреливали повсеместно. Их разбирали на детали. Возле рынков в районных центрах появились будки, где можно было отремонтировать и перепрограммировать сбитый дрон, чтобы приспособить его для собственных нужд или по дешёвке продать дачникам. Пущенные на поиски пропавшей техники полицейские наряды возвращались ни с чем». Судя по конспекту автор способен погрузиться в тему. Шпионские машинки интригуют, как ветхозаветные соглядатаи. Они так же опасны и ненавистны. Заглянуть бы в души тех, кто их разрабатывает и посылает, сбивает, оживляет и посылает в другое место... Но в дроны лишь стреляют, как могли бы стрелять уток.

В переполненном вагоне надкушенных яблок погребены шедевры. Вот молодежный почтовый ящик советских времен:

«Во внутреннем дворике общаги, где стояли скамейки, мусорные баки, где курили и смеялись, ночами обжимались и дрались, ржавел остов огромного грузовика ЗИС-150, непонятно каким образом пролезшего через игольное ушко подворотни... Этот старый ЗИС, с матовой потрескавшейся краской на кожухе, закрывавшем двигатель, был привычен нескольким поколениям студентов; на приваренных к кожуху ушках висели огромные замки. Сохранился ли внутри мотор? Кто знает. Возможно, его украли ещё до того, как вкатить этого троянского коня во двор общежития ленинградского университета. Но это и неважно. В каждой складке металлической шкуры этого гиппопотама прятались записочки, сюрпризы, тайные послания... Кто и кому писал, что передавал в тех посланиях, какие секреты назначались к шифровке? Считалось дурным тоном брать чужие записки. Свои определяли по монограммам, печаткам, рисункам, наборам цифр и букв в «заголовке». Пять факультетов плюс девять абитур, сразу включающихся в шпионские страсти».

ЗИС с записками – это гомерический образ, это – примитивный прототип всемирной паутины. Но опять, опять гора не родила и мыши. И этот образ надкушен и забыт. За что? Почему? В других случаях автор обнаруживает понимание пружин драмы: если в детстве герой точит кастет, в молодости он кому-то проломит череп.

Главные персонажи Орлова – люди действия. То сами ввязываются в события, то события их захватывают. Если банк требует долг, если оборотень в погонах вымогает деньги, если над домом летает дрон-шпион, если зять изменяет дочке, если надо избавиться от трупа, – что делать? Ответ один: в бой!

Идея романа: разные люди разного возраста пытаются испробовать в жизни если не все, то многое и всякое. Все герои на своих путях потерпят крах, кроме одного. Заранее они не знают, кто вытянет суперсчастливый билет. Качество этого суперсчастья на совести автора.

Самое плодотворное и оригинальное с художественной точки зрения осталось втуне, не развернулось. А процвели карикатура, пародия. Немецкая баронесса, бывшая турецкая проститутка, в роли прекрасной дамы. Да ведь и без Орлова давно доказано, что проститутки – лучшие жены и подруги. В чем нов Орлов? В том, что «проститутки  по примеру древних гуннов берут имена убитых подруг»?

Поэт Вайс-Беляев и Катька-стримерша – пародия на Тютчева и Денисьеву. Чтение жизнеописания Тютчева манит, интригует, в него хочется если не перенестись, то вглядеться. Орлов же подает сугубо мерзопакостную ситуацию, от которой тошно, как от уродца в кунсткамере. Дрожь гнева и дрожь отвращения – разные дрожи.

Внутрь широченного многопланового повествования помещен, как матрешка в матрешку, герой с широченным спектром интересов:

«Беляев писал статьи в разные деловые журналы. Колонки и статьи, которые он рассылал по знакомству и с гонораров за которые в основном и жил, вдруг начали пользоваться у читателей большим успехом. Видимо, он попал в цель в своих рассуждениях. Беляев писал об искусственном интеллекте, о криптовалюте и мировом заговоре, о теории классов и большой цифре, цитировал Сунь Цзы и Лейбница, спорил с трудами Скиннера и Рэя Курцвейла. С некоторых пор он стал записывать видео своих выступлений на фоне дровяного сарая, и каждое набирало сотни тысяч просмотров».

Этот абзац служит фоном дровяному сараю, вызывающему сочувствие читателя.

Известна шутка домашинной культуры: Бог сотворил человека по своему образу и подобию, и человек отплатил ему тем же. В наше машинное время мозг сотворил комп по своему образу и подобию, и комп отплатил мозгу тем же.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу