Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Александр Филиппов-Чехов

Петля

Роман Сенчин
Петля

Другие книги автора

Роман Сенчин "Петля"

Книга Романа Сенчина «Петля», почему-то вышедшая в серии «Актуальный роман», представляет собой сборник разнокалиберных рассказов. Имеют рассказы и разный литературный вес, хотя с этой книгой Сенчин явно выступает в легком. Многие из них явно выдержаны в автобиографическом жанре.

Остановимся на этом чуть подробнее. Это важно. Когда начинается художественная литература? Когда есть образ, то есть вымысел. И метафора. Можно ли считать художественной литературой текст, написанный из собственного опыта, герой которого не поднимается до уровня обобщения, оставаясь на уровне автобиографического двойника автора? Сомнительно. Многие книги из лонг-листа этого года представляют собой, таким образом, не образцы художественной литературы, но парафраз собственных биографий их авторов. Таковы тексты и Букши, и Горбуновой, к примеру. Таковы и некоторые рассказы из сборника Сенчина.

Минус ли это? Возможно. Но куда больший недостаток, на мой взгляд, представляет выбранный автором формат. Зачин сразу нескольких рассказов («Немужик», «Ты меня помнишь?», «Долг») вполне романный, то есть сюжетных коллизий хватило бы на роман (важность этих коллизий, их интересность при этом спорна), но автор решил сделать из них рассказы, свернув сюжет на излете.

Вот, например, «Немужик». Подробно прописанная юношеская биография героя оказывается не нужна, потому что в конце, вроде бы, выясняется, что он гей. Точка. Современный роман о жизни гомосексуала в провинции не состоялся.

«А папа?» Опять использование детского труда, то есть непосредственности, на ниве литературы. Мальчик слышит отзыв разбежавшейся с мужчиной мамы «Козел» и принимает за заколдованного папу соседского козла и подкармливает его печеньками. Потом выясняется, что в жизни бывают эвфемизмы. Судьба парня остается читателю неведома.

Вот описание неустроенного и скучного быта какой-то рок-группы, вот экспедиция, подробно, муторно, натужно и непонятно зачем. Будто автор разминается прежде чем сесть за что-то стоящее.

Ну и так далее. Один рассказ («Девушка со струной») выходит на уровень притчи, но это притча без вывода, без морали, без божества и без вдохновения. Она столь же необязательна, сколь и обычная бессюжетная зарисовка (например, «Сюжеты»).

Последний рассказ сборника, «Полчаса», вышел и вовсе каким-то нелепым. В секс-шопе проводят бесплатный экспресс-тест на ВИЧ. Молодая пара узнает, что оба партнера инфицированы. У девушки это первый парень. «Полчаса назад сюда вошли сильные, полные жизни самец и самка, а вышли сгорбленные, немощные старики. Поддерживающие друг друга, чтоб не упасть». Самец и самка? Сгорбленные старики? Вообще тема секса, половой жизни не отпускает Сенчина от первого до последнего рассказа, но раскрыта она так, будто, с одной стороны, секс это нечто табуированное и мама будет ругать, а с другой — будто сексуальная жизнь с ее частными случаями и возможными фрустрациями это нечто определяющее всю жизнь героя. Самец и самка? В подсобке секс-шопа сотрудницы магазина хихикая нарезают колечками мармелад в форме пениса. Почему меня не оставляет ощущение, что это хихикает сам Сенчин? 

Заглавный рассказ сборника и вовсе выдает в авторе писателя невеликого таланта. Его герой — журналист и военный корреспондент противоречивых взглядов и политических пристрастий покидает родину и инсценирует собственное убийство. (Назвать Бабченко по имени Сенчин почему-то стесняется, как и Пархоменко, но Тину Канделаки и Венедиктова — можно). И вот — трагический финал: «Антон сел на кушетку, стал кутаться в простыню плотнее. Её край врезался в шею, надавил, как ошейник. Или петля. Покрутил головой вправо-влево, чтоб ослабить. Не получилось. Мерзкое ощущение. Догадывался: оно теперь с ним навсегда». Вот это образность! Это он Иуда, что ли? Ух ты ж!

Ключ к книге, безусловно, рассказ «В залипе», муторное описание тревожно путающейся и рвущейся мысли условного писателя, скачущей по новостной ленте и википедии от Адама до Потсдама и от завлита до полиомиелита. Ключ в том, что весь сборник рассказов и есть такое вот «залипание», собрание необязательных, в разной степени проработанных текстов, собрание, лишенное прибавочной ценности как целое, не обладающее удельной литературной массой большей, чем совокупность масс его частей, если она в принципе определяема.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу