Вероника Кунгурцева

 Человек из красного дерева

Андрей Рубанов
Человек из красного дерева

Другие книги автора

Русский робот

Роман «Человек из красного дерева» Андрея Рубанова сложно отнести к какому-то определенному  жанру: тут и мистические искания, и криминал,  и производственное повествование. И всё это (и многое другое) сплетено воедино. Читатель, как колода, опрокинут на  деревянный помост, и с ним происходит всякое… “пошабрить” – самое малое из тех технологических писательски-плотницких процессов, которым он подвергается. 

Вначале Антип Ильин кажется обычным токарем завода «Большевик» в провинциальном городке Павлово, но и это уже интересно и поучительно: много ли мы в последнее время читали о жизни токарей (или плотников)?.. Затем оказывается, что у токаря есть братики… причем они явно не родня (хотя вскоре оказывается, что все же родня), а отношения братков такие… с явным криминальным уклоном. Но тут, после работы долотом и молотком, и после снятия нескольких слоев, криминальная история разворачивается к читателю своей истинной  стороной: и фантастика здесь не самое важное и отнюдь не главное. 

Да,  религиозные искания, сращение язычества с православием, поиски истоков, причем всё это наглядно, недаром среди книг, которые находятся в библиотеке братика Читаря, упоминается и откровение Даниила Андреева «Роза мира».  

Но, чтобы не выдать тайну (пока что), скажем, что на самом деле это история русского деревенского человека (деревня – дерево – краснодеревщик),  расправившего крылья до Творца. 

А где история плотника, токаря, краснодеревщика, тут уж, как лыко в строку, – рассказы о деревянных промыслах в России, ведь с деревом всю жизнь имел дело Антип Ильин: к примеру, о тележных дворах, «где собирались телеги и возы», или о лесах «при строительстве каменных домов в Петербурге», или о шпалах для железных дорог «на один километр железного пути — две тысячи шпал»… 

Но рассказ о братиках, чья организация напоминает то мафиозную, то масонскую (не вольные каменщики, но вольные токари и плотники), а также о похищенной голове древнего истукана – вроде бы уводит повествование к другому берегу («Сажайте, и вырастет»)… Но это еще одна сторона многомерного повествования.  Причем похищение и все с ним связанное, – это годовые кольца романа, основа сюжета.  

Дальше будут спойлеры… но из этого вырастает «Человек из красного дерева», поэтому не обессудьте…

………………………………………………………………………………

Когда появляешься на свет сразу взрослым, не знаешь детства, но живешь очень долго – какие воспоминания остаются у человека?..  

«Что такое память? По воле Создателя родились многие миллиарды — но память осталась о немногих. Кто знает, какие удивительные существа появлялись на свет в  отдалённые времена? Может, до нас, деревянных людей, жили каменные люди, а до каменных — люди, вовсе не имеющие материального облика, а ещё раньше — люди, не уверенные, что они люди».

То есть, все мы, по сути, деревянные люди. 

Ежели дрелью насквозь просверлить комель мирового древа, то заглянув одним глазком, увидим, что скандинавский бог Один с «братиками» Вили и Ве «доделали» незавершенных существ «лишенных судьбы», то бишь, Аска (ясень) и Эмблу (иву). Так что Антип и Читарь, подобно демиургам, – а также культурным героям, – создают из деревянных истуканов человеков: один доделывает, другой оживляет (жиром животных, кровью, словом). Впрочем, и сами-то демиурги, по правде говоря… Традиция старая, известная, мифическая, космогоническая. Ну, и проследить судьбу таковых ясеневых или ивовых (или из других пород деревьев) созданий в литературе, – очень просто. Что автор и делает, вовремя упомнив имена праотцов, а именно: Пиноккио, Буратино, Урфина Джюса с его деревянными солдатами, а также Голема и Франкенштейна. Однако опять-таки не все так просто в этом романе. Метафора создания, – потому что не всякий раз оживают истуканы, – относится собственно к любому творчеству, например, писательскому. Вот и соответствующая цитата: «Оставленная на столе работа теперь кажется нелепой чудаческой выходкой. Чтобы снова сосредоточиться — нужно себя уговорить, заставить. Сомнения порабощают тебя. То, что ты делаешь здесь, может, и не столь необходимо там, снаружи, в  солнечном и  сложном внешнем мире. Если ты не окончишь своей работы, если сожжёшь дотла каморку, если сам сгоришь, — кто заметит?»

И порой создание, как это издревле повелось, бунтует против Создателя…

Итак, у них там Айзек Азимов, который сформулировал три закона робототехники, а именно: «1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред. 2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. 3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам». А у нас Андрей Рубанов устами «человека из красного дерева» афористично утверждает: «Хорошо, когда ты жив. И втройне хорошо, когда знаешь, зачем ты жив».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу