Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Роман Сенчин

Книга о Петербурге

Сергей Носов
Книга о Петербурге

Другие книги автора

Сергей Носов "Книга о Петербурге"

Романы Сергея Носова мне читать всегда непросто, кое-что я попросту не понимаю. Поэтому, видимо, никогда на них не отзывался. Зато с удовольствием слушаю его устные рассказы о Ленинграде/Петербурге, читаю посты в соцсетях. Моим личным бестселлером давно является его «Тайная жизнь петербургских памятников», а с недавнего времени и вторая книга о памятниках. И вот – толстенный том под названием «Книга о Петербурге».

         Я читал медленно, порциями, на протяжении последних недель. Мог бы и проглотить за несколько дней, но хотелось растянуть удовольствие. Да и многое уточнить – благо интернет под рукой.

         Книга Сергея Носова замечательная. Во всех отношениях. Советую ее всем – и петербуржцам, и тем, кто Петербург любит, но живет от него далеко, и тем, кто не любит. Прочтете и полюбите.

         Начинается книга, правда, несколько суховато, почти публицистически. Факты, даты. Автор словно не сразу нашел свою интонацию, отправную точку, да и первая глава на это указывает «С чего-то начать». Но очень скоро, буквально через несколько страниц, читатель уже на крючке. И пятьсот с лишним страниц он не хочет с него срываться.

         «Книга о Петербурге» - настоящая документальная проза. Нас приучили, что это словосочетание обозначает чуть ли не мемуары, биографии или публицистику. Нет, оно обозначает именно прозу, но имеющую в основе не вымысел автора, документы, в том числе и долгоживущие слухи, предания, которые тоже становятся документами.

         Тех, кто пишет настоящую документальную прозу у нас единицы. Например, Леонид Юзефович с некоторыми своими книгами, Василий Авченко… Дальше мне лично нужно уже напрягать память…

         Такого рода проза не отменяет художественность. Наоборот, она необходима. Но художественность иного рода. Ну вот чем не художественный текст:  

«12 июня 1991 года произошло событие, труднообъяснимое для стороннего наблюдателя. Одна седьмая часть суши избирала себе президента, тогда как одна шестая часть суши, 76 % площади которой составляла та самая одна седьмая, уже имела своего президента. Примерно в то же время — где раньше, где позже — на оставшихся 24 % общей территории, конституционно управляемой общим президентом, тоже избрали своих президентов — еще четырнадцать, но это нам уже не столь интересно. Нам важно то, что на одной седьмой части суши в тот день число президентов стало более одного, именно два — причем взаимонедоброжелюбных по ряду роковых причин. Катаклизмы не заставили себя ждать — сейчас не о них. Просто странно как-то все это. Странно как-то и — вот мы про что — болезненно, что ли».

Не беллетристика, конечно, но и не публицистика. Документальная проза.

Голос автора-повествователя в книге не пропадает. По сути, на нем и держится содержание. Много вроде бы ненужных отступлений, личных воспоминаний, но в итоге они все в строку, все работают на «Книгу о Петербурге».

Есть важные разъяснения. Например, о слове Питер, за которое частенько могут отчитать «настоящие петербуржцы» приезжего (да и своего тоже):

«Некоторые петербуржцы не переносят наименование Питер. Так, мол, коренной петербуржец никогда не назовет свой прекрасный город. Есть такие, для кого «Питер» звучит более чем вульгарно, хуже унизительной клички — как личное оскорбление. Иные воспринимают «Питер» индифферентно. Третьи охотно говорят «Питер», иногда нарываясь на гнев первых.

Не всякий наш город может похвастаться устойчивым, широко признанным (в общероссийском масштабе) неофициальным именем. Образовано, заметим, оно без уменьшительного суффикса и морфологически лишено оттенка пренебрежения. Ни иронии, ни насмеш- ки не слышится в нем.

Питер встречаем у Крылова, Гоголя, Майкова, Некрасова...

Название Питер вошло в быт еще в XVIII веке».

Потом следуют примеры из стихотворений и прозы Пушкина, Есенина, Ахматовой, Пастернака, Андрея Белого… Впрочем, кстати сказать, они ведь все некоренные петербуржцы за исключением разве что Константина Вагинова.

Такое вот интересное исследование. И подобных исследований в книге десятки и десятки. Под конец подглавки становятся короче – автор явно всячески сдерживает себя. «Книга о Петербурге» Носова могла бы быть и тысячестраничной. Без всякого признака растянутости, без пресловутой «воды», которую, как утверждают опытные редакторы и критики, нужно отжимать…

В общем, книга мне понравилась. И наверняка будет нравиться долго. Будет нужной, полезной. Надеюсь, не только мне.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу