Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Надежда Геласимова

Про вчера

Сергей Шойгу
Про вчера

Другие книги автора

Сергей Шойгу "Про вчера"

Аннотация не обманывает. Книга Сергея Шойгу в первую очередь вовсе не про Шойгу, она про людей, ставших участниками и свидетелями эпохальных исторических событий. Про людей, из которых гвозди делать. Про людей, каких, наверное, больше не будет (если проникнуться светлой грустью книги). «Это были люди не просто нацеленные на результат – они знали, как этот результат получить».

Самого же Сергея Шойгу в книге немного. Да, это тоже все он. И стройки великие, и миссии миротворческие, и чрезвычайные ситуации. Но больше все-таки другие. Настоящие герои того времени. Автору хватило скромности спрятать себя на задний план, освободив место тем самым «работягам» из аннотации. В некоторых зарисовках Шойгу выступает героем и сам, но таких меньшее число. Хотя они, конечно, присутствуют. Видимо, не отвертеться все же, учитывая размах и значимость фигуры.

«Мы строили… мы сдали… мы начали искать…» Это про самое настоящее «мы», когда личность уступает, когда дело становится общим, когда больше нет и не может быть никаких «я». И именно по этой причине это «про вчера». А грустить или нет – каждый ответит сам.

«Вроде бы зачем вспоминать всё это? Но это люди, это лица, это персонажи того времени, эпохи. <…> И песни Пахмутовой и Добронравова, и песня Игоря Морозова «Где-то багульник на сопках цветёт, кедры вонзаются в небо» – это всё оттуда, это всё про них, про нас. И очень хочется туда.

По ходу книги грандиозные стройки сменяются политическими противоречиями и вооруженными конфликтами. Градус накаляется. Ближе к финалу на читателя обрушиваются воспоминания о землетрясении в Нефтегорске и авиакатастрофе в Иркутске. И трагедии эти ощущаются остро, как будто только вчера.

«Часть детского дома сгорела вместе с детьми. Среди ребят там жили две сестры-сироты. Старшая погибла, когда рухнул «Ан». На её похоронах народу присутствовало немного: учителя, воспитатели, дети старших классов. И младшая сестра. Небольшого роста, она не доставала до верха гроба, поставленного на две табуретки, покрытые белой простынёй. Просто стояла рядом, держась за край худенькой ручкой, в казённом тёмном пальтишке. В этой крохе, казалось, сосредоточилось всё одиночество мира. Слёз не было. Но лицо, глаза, весь облик девочки вопрошал у взрослых: «Как же теперь?»

И так хочется жить.

После этого всего Шойгу дает читателю выдохнуть и вспоминает охоту, кино, «запорожец» Николаича и, наконец, детство и свои первые коньки. И все возвращается к тому, с чего началось.

А страны меж тем разваливаются, на их развалинах появляются новые, идут войны, земля сотрясается, взрываются реакторы, падают самолеты, но человек торжествует. Несмотря ни на что. Не только вчера. И главное, чтобы это не заканчивалось.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу