Аполлинария Аврутина

Не спи под инжировым деревом

Ширин Шафиева
Не спи под инжировым деревом

Другие книги автора

Ширин Шафиева "Не спи под инжировым деревом"

Роман молодого архитектора из Баку Ширин Шафиевой притягивает читателя своим загадочным и несколько экзотическим названием, сразу навевающим ассоциации, связанные с восточными сказками либо уже знакомыми литературными сюжетами. 

Однако текст удивляет с первых страниц.

Главный герой - бакинский парень 23 лет, по призванию он музыкант, а в жизни – системный администратор на фрилансе, живет с матерью и незамужней сестрой.

Единственная проблема этого парня и его друзей – это прославиться в социальных сетях. Соцсети – главное, о чем все они по-настоящему и всерьёз задумываются и рассуждают. Все, что с ними происходит – ради легкой славы, ради «лайков». 

Образование, работа, карьера и прочие жизненные обстоятельства героев в тексте почти не упоминаются. Но зато в погоне за «лайками» главный готов так раскрыться и пойти на такие крайности, что самая простая из них – объявить о своей смерти в «фейсбуке».

Появление этого романа в наши дни (конечно, не первого и не последнего в своем роде) весьма симптоматично. Сейчас уже никого не удивишь фактом очередного шокирующего происшествия на стриме у популярного блогера ради эффектной картинки, лайков и донатов.

Ради всего этого запросто можно пожертвовать всем. «Я готов сто раз умереть, если это сделает меня богатым и знаменитым» - говорит герой, отражая идеалы своего поколения. Собственно говоря, этот кинематографичный текст сам по себе стрим.

Человеческие отношения также определяются исключительно соцсетью, она же предлагает и новый их формат: «Оказывается, уже две недели он общался в Facebook с девушкой, которая обещала прийти на его выступление. Я припомнил — да, точно, какую- то девицу он усиленно лайкал в последнее время. Перелайкивание — новая форма человеческих отношений».

Особо следует отметить язык и стилистику этого текста.

Шафиевой удалось создать очень плотный и упругий текст, пестрый, яркий и в то же время однородный – как восточный ковер.

Многое заставляет обратить на себя внимание. Колкие, порой язвительные замечания сюжету и герою явно не очень нужны («До белизны отшлифованные улицы Баку заполнились туристами, я сдался на милость жары и начал носить шорты, став таким образом частью социологического опроса «Потребно ли мужчине показывать голые ноги?» (От создателей хита «Женились бы вы не на девственнице»).).

Свойственные бакинцам речевые обороты выдают героя (а может быть, автора?) с головой («— Ты чего в воду не залез? — Наплавался уже днём. — А что без настроения?»).

Чрезмерная, совершенно неуместная и неожиданная эрудированность молодого музыканта, который, судя по тому, что мы знаем о нем, ни книжек не читает, ни университетов не заканчивал, также вызывает недоумение. То герой вскользь упомянет «тест Роршаха», то выдаст фразу про то, что прячется за монитором компьютера «как за мантелетом», то вдруг Туринскую плащаницу помянет: «Я поморщился, а потом глянул на себя в зеркало. Покрытое косметикой Сайкино лицо отпечаталось на моей майке, словно лик Христа на Туринской Плащанице. Я вернулся к покинутому сидру.»

Все эти детали, конечно же, заставляют читателя отметить как старательность автора, так и произнести пресловутое: «Не верю».

Очевидно, что автор прекрасно образована, и все, что она методично, явно по заранее намеченному плану размещает в тексте, лишний раз и подчеркивает ее эрудированность, но лишает независимости ее героев.

Нецензурная речь, соседствующая с высоколобыми рассуждениями, стеб над реалиями восточного общества – все эти атрибуты у Шафиевой словно минеральные краски на кисточках и палочках, которые она то и дело берет и откладывает, чтобы нанести брызгами новые узоры на поверхность своего романа в стиле рисунка-«эбру».

Механически накиданы и мистические события. Стая собак собирается под дверью, кошка нападет на соседку, приведение бьет посуду и кидается джинсами – все эти фрагменты методично расставлены по тексту, как сувениры на полке. Так же методично расписаны и заумные пассажи о природе соцсетей, аккуратно выделенные в книге курсивом.

Попадаются забавные моменты: например в пассаже о профессии журналиста четко читается объект стеба (один очень популярный у дам молодым писатель азербайджанского происхождения). «Чрезвычайно популярен среди одиноких женщин и очень, очень, очень одиноких ранимых мужчин. Осчастливив благодарную аудиторию постом, гласящим: «Присутствие моей любви всегда будет рядом с тобой... Я буду держать тебя за карамельно-звонкую руку, когда ты шатаешься... Я буду кормить тебя журчаще-засахаренной халвой, когда ты голодна... Я буду подавать тебе платок из снов и ветра, если из твоих глаз польется плач... потому что я обещал тебя любить до конца наших жизней... (с) из книги...», получает тысячи восторженных

комментариев: «Слова НАСТОЯЩЕГО мужчины», «Вы пишете так, как будто заглядываете прямо в душу!», «Ваша книга для меня откровение!!! Прочитала три раза и

еще столько раз прочту!».

При этом элементы магического реализма постоянно подогревают читательский интерес: и привидение в шкафу, и крысиный король и Мефистофель-Ниязи, сбивший с праведного пути бакинского Фауста – все это мертвой хваткой держит читателя в книге, подогревая постоянный интерес. Азербайджанско-русский словарь сообщает, что созвучное имени «Ниязи» слово «нияз» переводится как «мольба, молитва», и в этом смысле герой, конечно, общается с дьяволом. В конце концов, как и у Гете, душа Фауста из Баку удостаивается спасения и отправляется в Рай.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу