Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Екатерина Агеева

На краю

Татьяна Моисеева
На краю

Другие книги автора

Татьяна Моисеева "На краю"

В аннотации сказано, что в героях произведений Татьяны Моисеевой можно узнать соседей, знакомых и близких. Мне различие между первыми и последними видится принципиальным: у тех, кого встречаешь раз в день на лестничной клетке, готов увидеть целое бревно в глазу. Но чтобы родные люди были такими же злыми, травмированными и обиженными жизнью и на жизнь, как персонажи из представленных рассказов, мне бы не хотелось.
Обладай я должными экспертными знаниями, могла бы сказать, насколько сборник «На краю» соответствует стандартам хорошей деревенской прозы. А мне кажется, что именно к такой натуралистичной и по-своему жестокой литературе тяготеет большинство рассказов Моисеевой. Повесть же «На краю», оправдывая название, стоит отдельно, в оппозиции к общей атмосфере беспросветной тоски.
Представляется, что особенность сборника, его камень преткновения и его же фишка, заключается в том, что начинается он за упокой, а кончается за здравие, хотя по драматическим канонам художественной литературы принято наоборот. Рассказы «Счастливый билет», «Затмение» и «Трава у дома», где сильны мотивы воспоминаний и исторической травмы нашей страны, такие тяжелые, что тебя как будто припечатывают к земле и заставляют вслушиваться в топот скачущих лошадей. «Развод», «И в горе, и в радости», «Дочки-Матери» хоть и касаются более современного контекста, но затрагивают те же вечные проблемы человеческих отношений. Которые в городских условиях хоть и более цивилизованные с виду, но такие же прогнившие внутри.
И вот ты, весь в напряжении, ждешь этого несущегося стада. Подходишь к повести и вдруг выясняешь, что к тебе прискакали не горделивые статные кони, а милые пони или даже плюшевые единорожки. «На краю» - повесть актуальная и по сути должна была стать вершиной драматургии в сборнике. Но получилась стерильная история с позитивным концом. Сравните с тем же рассказом «Полчаса» Романа Сенчина из сборника «Петля». В данном же случае автор отказывается от какого-либо пафоса (как приема) в передаче переживаний ВИЧ-инфицированного персонажа. С одной стороны, это позволяет сделать Олега более живым и в хорошем смысле противоположным к героям предыдущих рассказов. С другой стороны, как-то не верится, что в созданном Моисеевой художественном мире, люди вдруг могут стать такими искренними, понимающими и счастливыми.
Честно говоря, я бы ещё поспорила с названием самой повести и сборника в целом, поскольку оно, на мой взгляд, не передает авторскую картинку на метафорическом уровне. Подразумевается, видимо, что герои Моисеевой (и прежде всего, инфицированный Олег) находятся на переломном моменте своей жизни, на границе между разными решениями, состояниями и мирами. Но мы видим, например, что персонажи рассказов, состоящие из воспоминаний о прошлом, уже умерли для окружающего мира, своих детей и подруг задолго до реальной физической кончины. Они уже перешли эту грань, спрыгнули с края.
То же касается и главного героя повести. До болезни Олег жил как подкаблучник и не имел никакого желания общаться с матерью. Его настоящий недуг не ВИЧ даже, а нежелание быть активным и брать на себя ответственность за что-либо. Инфекция становится шансом излечиться от пассивности и отстраненности. Но до другого края, до возвращения к гармоничной счастливой жизни (счастливой в долгосрочной перспективе, а не от сиюминутного спокойствия в душе) ещё далеко. Олег в этом похож на типичного чеховского героя, которого автор оставляет в неведении собственного ужасного замысла. Пока он радуется, болезнь на деле медленно убивает его, и никакого шага назад не сделаешь. Ты уже в прыжке на пути в бесконечность.
Край – это ситуация соприкосновения разных плоскостей, пограничное состояние. Но в сборнике «На краю» автор сталкивает своих персонажей с обочины жизни самолично с первых же страниц. Иван-царевич в этой сказке уже оказался в дремучем лесу перед избушкой Бабы Яги и ему остается только идти до самого конца в обряде инициации. Так что для меня сборник Татьяны Моисеевой приобретает совсем другое название – «По ту сторону».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу