Сергей Беляков

Участники

Денис Епифанцев
Участники

Другие книги автора

Участники поневоле

Герой романа Дениса Епифанцева начинающий писатель. Пока у него только пара рассказов и сценарий одной серии в большом проекте. Сейчас он пишет книгу. С жанром пока не определился, обдумывает сюжет, характеры, диалоги и читает готовые фрагменты текста друзьям. Ольга, Дима, Вика – эти персонажи появляются только для того, чтобы высказать свои суждения о книге и исчезнуть.

Результат видится герою предельно ясно: «красивые, модно и дорого одетые люди обсуждают что-то умное». Этому идеалу вполне соответствуют как написанные героем фрагменты книги, так и роман самого Дениса Епифанцева. Главные персонажи принадлежат к столичной золотой молодежи. Настя – дочь богатых родителей, изучала социологию в Лондоне. Недавно вернулась из Французских Альп. Артур тоже из богатой семьи, окончил бизнес-школу в Лондоне. У него 120 000 подписчиков в инстаграме, большинство постов о ресторанах в разных точках мира. Саша дочь успешной бизнес-леди, «учится где-то в престижном месте».

Денис Епифанцев и его герой любят эпитет «красивый» и даже не стесняются откровенно любоваться гламуром. В престижном клубе «огромная толпа очень красивых людей волнуется и сверкает, как океан», «в зале весело, красиво, шумно <…> просверкивают крупные циферблаты часов, изящные серьги с драгоценными камнями», «на ковре тусуются красивые люди». Для экстремальных развлечений – гонки по взлетной полосе навстречу друг другу – Артур выбирает голубой «Додж», а Михаил – изумрудный «Ягуар». И даже протестующие бегут на площадь в «красивых цветных кроссовках».

Места действия: ресторан «Набоков», китайский ресторан, престижные клубы. На крыше одного из клубов – сад, с крыши открывается «очень пафосный вид на Сити».

И наконец, «что-то умное»: «Это производство и распространение контента, который маркирует интеллектуала, должно принести ему символический капитал, который он позже конвертирует непосредственно в деньги <…> производство контента — это масштабируемая экономическая деятельность». Этот монолог произносит Наташа, филолог, социолог, политолог, стилист. Она в красивом платье с бокалом дорогого вина. Если убрать словесную мишуру, останется понятная и всем известная истина: интеллектуальный труд оплачивается. И почти зеркальная сцена: красавица Баира с бокалом вина произносит тоже что-то умное: «когда ты переводишь сексуальное из реального в дискурс сексуального, из сферы телесной в сферу символическую, ты отделяешь чувственность. Ты называешь что-то чувственностью. А как только воображаемое становится символическим, как только желание проговаривается, оно перестает быть энергией, движением, экспансией». Кроме этого монолога о Баире ничего не известно. Между тем, она появляется в детективной линии романа. Баира бесследно пропала, как еще две женщины. Возможно, ее убили. Что же должен думать читатель, не имея другой информации? Как достроить сюжет? Может быть, Баира присвоила чужой «контент»?

Вместо того, чтобы отвечать на вопросы частного детектива Кости, Андрей изводит его интеллектуальными беседами: о книге Ханны Арендт «Банальность зла», о смысле жизни. Смысл жизни «в Участии в этой жизни, в ее деятельном преобразовании». Андрей произносит этот монолог, и в голове Кости «вспыхивает лампочка, и он все понимает, и про доверие, и про семью, и про вот это участие». Почему эта банальная истина так подействовала на Костю? И какое право поучать Костю у Андрея, стриптизера, мальчика-эскорта, альфонса? Может быть, потому, что свою жизнь он успешно преобразовал. У Андрея отличная квартира в престижном доме, деньги, модная одежда.

Нельзя сказать, что монологи героев лишены содержания, но произносятся они исключительно для того, чтобы сказать нечто умное. Они никак не связаны с сюжетом.

Герои действуют как будто не по своей воле, не в соответствии со своими характерами, а лишь по авторскому произволу. Но сам Денис Епифанцев и его герой, начинающий писатель, зависимы и вторичны. Они и не скрывают, а даже подчеркивают свою зависимость от образов американского и европейского кино. «Я хотел, чтобы это было, как «Приключение» Антониони», «как в фильме Вуди Алена», «как в американских фильмах». Баира – «такая якутская Наоми Кэмпбелл». Оля «похожа на Жанну д’Арк <…> из фильма Люка Бессона». Ира «манеры взяла из фильмов начала восьмидесятых. Такая Алексис Каррингтон». У Маши «прическа как у Элизабет Тейлор», «платье как у Бетт Дэвис из «Все о Еве».

Маша решила без суда и следствия расправиться с омоновцем, который ударил дубинкой какого-то парня на площади. Она нашла омоновца в соцсетях, предложила встречу, вколола ему снотворное. Потом с помощью своего приятеля привезла его в багажнике в парк, облила бензином и подожгла. «Если когда-нибудь твой текст будут экранизировать, в этом месте мы будем молча ехать, смотреть в окно и думать о своем. Если позволишь, я бы предложила саунд-трек». Это происходит сразу после того, как они подожгли живого человека. Они сумасшедшие? Маньяки?

Герои Дениса Епифанцева много времени проводят в соцсетях и перед киноэкраном и, кажется, перестали различать жизнь и кино, реальный и виртуальный мир. 

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу