Александр Етоев

Россия, возродись!

Упырь Лихой
Россия, возродись!

Другие книги автора

Упырь Лихой "Россия, возродись!"

Упыря я начал читать со второй, коротенькой, повести, поначалу не очень въезжая в юмор, но потом расчитался и на сцене в магазине «Ашан» (где толпа покупателей сдирает пищалку с джинсов) просто ржал прилюдно в метро, вызывая к себе брезгливое отношение окружающих.
Вообще-то, несмотря на всю ее простоту и развязность, это филологическая проза, т. е. человек не просто взял себе псевдонимом имя и фамилию древнерусского переписчика Библии Упыря Лихого (XI в.), он неплохо ориентируется в культуре, и мелькающие в тексте Тацит, «Веды», «Велесова книга» и прочие полезные культурные ископаемые не только элемент стёба над продвинутыми университетскими обалдуями, но и признак подкованности автора.
Еврей и русский, враги не разлей вода, вечно мутузящие друг друга и навеки друг с другом связанные, — тема, возможно, не оригинальная, зато актуальная всегда. В России, я имею в виду.
Еврейский вопрос в России Упырь Лихой решает единственно верным способом.
Когда Изя уже собрался «валить из сраной Рашки» и даже купил билет, автор на последней странице заставляет его изменить неправильное решение.
Изя, сдавший билет, говорит Руслану: «Мне тебя, дурака, жалко. Россия без евреев пропадет».
А последние слова повести: «Прочно стоит на земле Асгардъ Ирийский, пока славянин строит дом, а еврей смотрит артхаус» — надо сделать девизом Партии Возрождения Великой России, ну, может быть, чуть-чуть изменив и добавив к «пока»: «а кавказец торгует шавермой».

Теперь о заглавной повести.
Но сначала такая вот предыстория.
В 1978 году на русском языке вышел перевод книги Кацурогавы Хосю «Краткие вести о скитаниях в северных водах». Это прокомментированная и обработанная японским ученым XVIII века запись рассказов капитана корабля «Синсё-мару» Дайкокуя Кодаю о его плавании, крушении корабля у русских берегов и почти десятилетнем пребывании в России (1783—1792).
«Россия, — читаем в книге в главе XI. — Ее язык — это не просто тарабарская болтовня, мычание или чириканье. В этой главе собрано и классифицировано несколько сотен слов, которые запомнили потерпевшие кораблекрушение. Запись сделана нашими знаками и каждому слову дан в общем соответствующий смыслу перевод. Однако мне приходилось полагаться только на то, что записали и усвоили потерпевшие кораблекрушение, а посему иногда слова неточны, а полнота словаря недостаточна. Но даже знать самую суть его достаточно для того, чтобы иметь общее представление об этом необычном чужом языке». Удивительно, но среди нескольких сотен слов, которые усвоили потерпевшие, нашлось место и для слова «дзоппаэбёто» (педерастия) (с. 280). Или не удивительно?
Теперь возвращаюсь к заглавной повести.
Дело в том, что в России 2050-60 года (время действия «России, возродись!») сплошное «дзоппаэбёто». Политика сегодняшних либералов с их тотальной политкорректностью, экстраполированная в недалекое будущее, привела страну к легализации однополых браков и практически к полному вытеснению естественных союзов мужчин и женщин. Просто «эбёто» в России недалекого будущего едва ли не под запретом. Впрочем, и вся Россия гнездится в глубокой «дзоппа» — гепатиты, то есть китайцы, схавали страну по Урал включительно. Все, что есть полезного в недрах, выкачано и переправлено за границу. Слава богу, остался торф, его-то главный герой повести, борец с угнетателями и кровавым режимом революционер-анархист Станеслав Почепа («Превед, меня зовут Почепа Станеслав»), и использует как рычаг для возрождения российской нации. Его и зверь-растение борщевик...
Уфф! Как-то у меня получается чересчур серьезно. А серьезно говорить о вещах серьезных, скрывающихся под несерьезным покровом, мягко говоря, несерьезно. Это все равно что комментировать Зощенко с точки зрения политэкономии или формальной логики.
Главный плюс Упыря Лихого — он умеет делать прозу смешной. Не хочет — хотят многие, но у многих не получается, — а именно что умеет. Для писателя это очень важно — уметь делать то, что задумал, так, как было задумано. Сразу же, по ходу, замечу, что не одним количеством матюгов измеряется такое умение.
Да, избыточно смешно, это правда. Устаешь смеяться, читая. Но избыточность это не недостаток. Это первый признак таланта. В книге, как в хорошем человеке, должно быть много всего. Кроме скуки, конечно. Еще скажу: вещь Упыря Лихого это вам не какая-нибудь унылая постапокалиптика, которую клепают квадратными километрами, потому что модно, нынешние братья-фантасты. Это настоящая контркультурная проза, то есть проза, в которой автор кладет с прибором на любые авторитеты, в открытую смеется над чем и над кем угодно — над политикой, политиками, самой идеей политизированности, над церковью, государством, их взаимными отношениями, над системой образования, над геями, гомофобами и тэ де.
И, естественно, над нами, читателями.
Но умному читателю от этого не обидно.
А читателя дурака не жалко.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу