Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Митя Самойлов

Павел Чжан и прочие речные твари

Вера Богданова
Павел Чжан и прочие речные твари

Другие книги автора

Вера Богданова "Павел Чжан и прочие речные твари"

Павел Чжан — относительно успешный программист, китаец по отцу, детдомовская сирота по сути. Прочие речные твари — духи, сны и люди, творящие зло и мучающие героя.

Живет Павел в Москве 2049 года накануне столетия Китайской Народной Республики, которая слилась с Россией и частично ее поглотила. Пекин — лучшее место на Земле, куда все мечтают уехать, но Пекин нужно заслужить. Мир будущего непригляден и тревожен — всех принудительно чипируют, за всеми следят, кругом цифровой концлагерь, зависимость от гаджетов, соцсетей, стримов, вся техника объединена в единую сеть-систему, программисты работают круглыми сутками над тем, как еще более эффективно контролировать человечество.

Главный герой страдает от детской травмы — конечно, страдает, это же самая популярная тема, вспомните книгу Ханьи Янагихары — если в романе нет детской травмы героя, то и романа, считайте, нет. Павел Чжан воспитывался в детдоме, где его двенадцатилетнего директриса Борисовна сдавала внаём педофилу Косте. За уплаченные Костей директрисе деньги герой половину детства сосал член у взрослого дяди. Но потом герой немного повзрослел, стал отжиматься, а также научился подслушивать и записывать разговоры воспитателей детского дома, фотографировать своего насильника и посылать соответствующие материалы куда следует. Так герой еще в подростковом возрасте победил систему. А теперь у него всё неплохо, но только детская травма и проблемы на работе — все-таки, тяжело служить цифровому концлагерю, да еще когда тебя недооценивают, не дают самостоятельно вести проекты. Зато у героя есть девушка Соня — конечно, Соня, ведь всякая спасающая героя в русской литературе девушка должна зваться Соня. Соня работает в реабилитационном центре для диджитально зависимых — для тех, кто не может без гаджетов, блогов и стримов. У Сони тоже есть детская травма — коллекторы, нищета, узбек, которому родители сдавали комнату.

Борьба героя со своим мучителем будет обостряться — героя будут беспокоить сны и видения. Книга построена по принципу китайской концепции ада: Цзичан, Кэчан, Вансычен — город погибших напрасно. И это интересно как катализатор для расширения кругозора. Из книги вы об этой концепции узнаете немного, но, вероятно, захотите почитать Википедию. Что ж, это тоже польза.

Проблема романа “Павел Чжан” в том, что книга эта застряла между жанровой футуристической прозой и психологическим реализмом.

Для алармистской книги о страшном цифровом будущем это слабо, потому что лишено всякой фантазии. Значит, по мнению автора прошло тридцать лет от сегодняшнего момента, а в мире не изменилось ничего — да, Китай доминирует, да, в Москве есть небоскребы и пробки, да, есть умные холодильники, есть слежка за пользователями, есть огромные цифровые экраны, есть зависимость от гаджетов, хайпа, лайков и доната. А где здесь будущее? Принудительное чипирование — это уже давно не будущее, это устаревший мем для аудитории, у которой даже интернета нет. Слежка — повседневная коммерческая реальность, которая делает любое чипирование бессмысленным. У вас в руках круглые сутки гаджет для слежки и продажи рекламы. Рехабы для диджитал зависимых? Уже давно есть рехабы даже для зависимых от искусственных электронных животных, что уж говорить о гаджетах. 

Будущее получилось слабеньким, не то что неинтересным, а не способным заинтересовать — “В коридоре пахло борщом, кимчи и пловом” — это герой живет в интернациональной коммуналке. Чем эта коммуналка отличается от коммуналки конца пятидесятых годов XX века и почему успешный программист живет в коммунальной квартире, не уточняется.

Программист из будущего при этом ищет информацию в интернете, а автор утверждает, что героя “поглотила параллельная реальность”, хотя даже сегодня считать мир по ту сторону экрана параллельным не получается — нет такого разграничения уже лет десять, почему оно должно появиться через тридцать? И почему через тридцать лет от сего дня программист хранит какие-то данные на жестких дисках? Почему не на дискетах, не на перфокартах, в конце концов?

Для психологической же прозы автор выбрал исчерпывающие, нарочито грубые приемы. Герой всю жизнь переживает из-за того, что он рос в детдоме, знал отца лишь в раннем детстве и был принужден к сексу с педофилом. Да, в общем, источник его переживаний понятен. Даже слишком понятен — чего вы нам его прямо в лицо то суёте, будто не доверяете читателю более тонких сплетений человеческой психики?

При этом, хотелось бы отметить определенное мастерство автора. Роман написан, что называется, гладко, ничто в тексте не раздражает, есть даже некоторая метафоричность в виде снов героя, есть символика, например, время на часах 4:04 — во-первых, в китайской культуре “4” — число смерти, во-вторых, 404 — код ненайденной страницы.

Хорошо, многообещающе. Будем надеяться, автор не остановится на достигнутом.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу