Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Иван Родионов

История смерти

Сергей Мохов
История смерти

Другие книги автора

Вступление к важному

Нацбест-2020, как известно, взяла «Земля» Михаила Елизарова. По аннотациям и рецензиям к этой прекрасной книге кочует вынесенная на обложку фраза о «масштабном осмыслении русского Танатоса». Может, писателям пора и переключиться на иные темы?

Даже если судить по названиям книг финалистов, что и отметил ответственный секретарь жюри Нацбеста-2021 в комментарии к Длинному списку – нет, нельзя. Смерть не отпускает творца.

Конечно, некротематика неисчерпаема. Вечная тема, всё такое. Да и благодатная – не одна музыкальная, режиссёрская, литературная карьера была построена на принципе «обожаю всяческую мертвечину, ненавижу всяческую жизнь». Наконец, у кого-то есть и онтологический, и при том исследовательский интерес к теме.

Сергей Мохов – учёный, известный антрополог, и тема смерти для него, как говорится, «профильная». К примеру, он издатель и редактор российского научного журнала «Археология русской смерти». И о похоронной индустрии, кстати, тоже очень много писал.

Тема и тема. Как говорится, «то, что касается лично тебя» - напрямую или опосредованно. Не раз и не сто:

«По мнению американского антрополога Майкла Керла, среднестатистический телезритель видит в год порядка 16 тысяч смертей ».

О чём «История смерти»?

В предисловии и первой главе книги Сергей Мохов заявляет, пусть и несколько впроброс, темы важные и непаханые. Например, упоминает о феномене публичной скорби и потенциально «правильной» и «неправильной» публичной реакции на ту или иную трагедию – в том числе и в социальных сетях. О «культуре горя», в общем. Литературы на подобную тематику действительно очень мало.

Да, автор сам пишет в предисловии о том, что «Историю горя» следует воспринимать как сборник тематических эссе о горе, боли и смерти. Однако всё равно по-читательски ждёшь если не «открытий чудных», то всё-таки нового.

Что ж, если читатель серьёзно интересуется смертью как сложным и многогранным явлением, ничего принципиально нового из этой книги он не узнает. Будь он философом, экзальтированной готессой с именем Анабелла или Ядвига или любителем популярного сейчас медицинского научпопа в духе «Неестественных причин».

Судите сами. Читаешь, и кажется, вот-вот – и начнётся. Но сначала будет глава про эвтаназию, потом – про хосписы и паллиативную медицину, потом – про проблему бессмертия (в том числе и цифрового) и биохакинг… И каждая из них, в свою очередь, начинается с экскурса в прошлое, с «истории вопроса». Им, собственно, зачастую и заканчивается.

Дальше идёт глава «Смерть в поп-культуре». Может, вот оно – социология подъехала, к примеру?

Но нас ждёт очерк о блэк-металле, в особенности, о знаменитом норвежском. О Burzum. Эссе о серийных убийцах. Размышления о феномене популярности «зомби-апокалипсиса» в современной культуре. Рассуждения о перезахоронениях, эксгумации, «правах мёртвых» - снова с густыми примерами из далёкого и не очень прошлого.

Наконец, лишь с 193 страницы (глава «Позитивное отношение к смерти») начинается разговор о современном осознанно (простите за это слово) отношении к проблеме. Об обществах и движениях, полагающих свой целью пересмотр восприятия, в том числе и общественного, к «старухе с косой». И… даже здесь не обойдётся без Фрейда и Дюркгейма. Death Cafe, Партия мёртвых, прочая современность появляются и, простите, в итоге умирают – и всего на нескольких страницах.

Заканчивается книга следующим образом: «Так давайте поговорим о смерти».

Давайте. Когда начнём-то?

Посыл «Истории смерти» понятен и по-настоящему важен. Давайте, в конце концов, действительно говорить о смерти. Обсуждать, дискутировать – смерть касается слишком многих сторон жизни, чтобы иметь роскошь пугливо отворачиваться от неё. Перезагружать некоторые табу, наконец – как ни крути, сейчас действительно стремительно меняется многое, если не всё. Кроме нашего опасливого нежелания прикасаться к неведомому и страшному:

«Как бы умирал Иван Ильич сегодня? Скорее всего, он лежал бы в хорошем хосписе в пределах Садового кольца, где получал бы качественные обезболивающие препараты. Его бы вкусно и разнообразно кормили, о нем бы заботились профессиональные медсестры, к нему бы приходили волонтеры- аниматоры. А еще  кто-нибудь непременно снял бы документальное кино о его героической борьбе с болезнью и стойком принятии неизбежного конца. Возможно, он бы даже вел блог о борьбе со смертью или написал бы книгу «25 правил счастливой жизни и смерти».

Но  сделало бы это Ивана Ильича счастливее? Стал бы он от этого более умиротворенным?»

Однако, как кажется, автор останавливается на полпути. Сергей Мохов решил, видимо, с одной стороны, не перегружать читателя наукообразностью и сложными исследованиями, а с другой – почти обошёл своим вниманием презренную современность и её вызовы. Получились намёки, намётки – и недурной научпоп. Или краткая популярная энциклопедия о смерти и о смежных с ней «дисциплинах» - моральных и общественных вопросах. Книга, что называется, для широкого круга читателей. Разумеется, в этом нет ничего плохого. Но почему-то кажется, что, помимо просветительских, автор ставил перед собой и иные цели. А вышло будто бы большое предисловие к чему-то очень и очень важному.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу