Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Наташа Романова

Финтифля

Наталия Гилярова
Финтифля

Другие книги автора

Закончики Вселенненькой для интеллигентиков

В книге несколько рассказов с разными действующими лицами. В одних это девушки или нарядные и легкие, как стрекозы, молодые женщины, в другом – невнятный мужик, статус которого можно определить как "лох, лишенный  культурного бэкграунда". Невзирая на несходство персонажей, суммарный месседж всех рассказов, собранных под одной обложкой, таков:

"Этот мир страшен. Зло всегда побеждает. Добро страдает. Счастье – выдумка, на самом деле его нет". Это слова одного из персонажей книги. Точнее, одной, но в данном случае пол никакой роли не играет. Здесь все герои похожи на авторских кукол ручной работы из художественной лавки и делятся на мужчин и женщин лишь условно. Поэтому их  детали гротескно утрированы.

Одна девушка, например, всегда с ног до головы одета исключительно в лиловые цвета и шьет себе сразу по четыре платья того же цвета. Другой персонажик (здесь хочется всех называть уменьшительно-ласкательно, иначе язык не поворачивается) преувеличенно воспитанный: "Саня мухи не обидит, он подаст мухе тапочки, если та навяжется к нему в гости". Вот еще один персонажик, совсем неотличимый от куклы из магазина "Лавка художника": "библиотекарша вздернула лицо и увидела крохотного человечка в детской курточке, с большим грушевидным носом и тоскливыми темными глазками, опутанными морщинками". Все это очень мило, но все равно чувствуешь себя, будто пришел в кино на серьезный фильм, а это оказалась его мультипликационная версия. Ты обламываешься, но деваться некуда, так что остается принять как данность художественную условность:

"Опустела постелька братика, и кружка, и тапочки с кисточками. Грустил в углу одинокий велосипедик…"

Это грустный текст: он о тоске, о созависимости и об одиночестве. И весь маленький кукольный мирочек, будто нарисованный цветными карандашиками в блокнотике для рисования, полон лжи и разочарований. Кукольные человечки механически изображают своими крошечными ручками жесты отчаяния, уморительно и трогательно гримасничают, шаркают ножками, закрывают ладошками личики, показывая, как неуютно им жить в  художественной реальности. Эта реальность предельно недружелюбная, некомфортная и ранящая: всех здесь "ранит бетон и асфальт города, обжигает ядовитый свет и огни". По мере поступательного нарастания бессмысленной и враждебной энтропии кукольный "текстик" делает попытки прорваться в антиутопию, обрастая расхожими для данного жанра штампами: вокруг "враждебный мир", где запрещена индивидуальная трудовая деятельность, людей преследуют и сажают в психушку, все заводы производят колючую проволоку, а казённые учреждения в инвентарной картотеке всей этой бутафории витиевато означены как "дома с решетками на окнах и абракадаброй на табличке".

В данной реальности жизнь бессмысленна,  люди занимаются нелепой деятельностью, а "по улицам ходят не наяды и дриады – урбаниады". Насчет малоосмысленной деятельности городского прекариата поспорить трудно, но неологизм, прямо скажем, так себе, звучит фальшивой нотой.

Лично мне как читателю депрессивная картина мира  кажется более адекватной, чем "добрая и светлая". В этом плане автора трудно упрекнуть в том, что он смотрит вокруг восторженным взором идиота и призывает нас к тому же. Но написано обо всем этом какими-то не теми словами.

Выдуманным бестиарием, как Карабас-Барабас своим кукольным театром, управляет некий "хозяин мира" с погремухой Калека, потому что он  "слепой, глухой, у него совсем нет тела". Ну, метафора, честно говоря, тоже так себе: это, прямо скажем, общее место – во все времена  главные люди в стране лишены телесности и представляются электорату чем-то вроде голограммы, так что на особое художественное откровение этот образ вряд ли потянет. Цели и задачи у "хозяина мира" ему под стать: "разгадать Землю". Антигерой удостаивается длинного перечислительного ряда эпитетов. Но в таком виде они не выражают позиции,  а напоминают подборку слов, случайно сгенерированных роботом, или выкрики ссорящихся между собой дошкольников: "Слепой, Безглазый, Глухой, Беззубый, Безмозглый, Безумный, Бездушный, Бесталанный, или Любопытный, Невежда, Прагматик, Великан, Крошка Цахес, Вурдалак..."

Название книги "Финтифля" объясняется так: один из персонажей вдруг понял, что все вокруг фальшь и обман, и заявляет: "Я не стану перед ним (создателем) юлить: «Ах спасибо, было приятно и хорошо. Так и скажу – все финтифля и жуть…».

Финтифля – это ложь, в которой пребывает все вокруг. Не только политика, но и политес, и мода, и отношения – все существует ради вранья (не путать мнение персонажа с мнением автора). Ну что тут скажешь – sic fiat. Это лучше, чем утверждать обратное теми же малоубедительными способами.

 К тому же и выход предлагается. Он заключается в том, что надо противостоять Жути, зыбучему песку жизни. А для этого надо делать, что положено: не опускаться, одеваться красиво, любить музыку, не плыть по течению, соблюдать законы Вселенной. В противном случае окажешься в небытии, то есть в куче зыбучего песка, в которой перемололись в муку такие вот "финтифли". Здесь читателю можно предложить исключить лишнее из того, что надо делать. Я лично исключила пункт "соблюдать законы Вселенной" и тут поняла, что именно меня не устраивает в этой книге: ее пафос, продиктованный ньюэйджеровской эзотерикой. "Осознанность", "саморазвитие", "космические законы", "гармония с мирозданием", "личностный рост" и тому подобное идеологическое лоховодство  особенно хорошо действует на собирательный идеальный образ прекраснодушного представителя  среднего класса. В процессе детализации оный распадается на фракции в виде невежественного городского жителя, который пишет с ошибками и не может назвать ни одного современного автора, и  духовно одаренных домохозяек с узким кругозором, но зато с детьми, которые находятся на альтернативном семейном обучении. Для всех них (если последние все-таки к окончанию школы или хотя бы к завершению собственного пубертата осилят грамоту) эта книга будет хорошим подарком.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу