Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2021

s

Вероника Кунгурцева

Смерти.net

Татьяна Замировская
Смерти.net

Другие книги автора

Записки из мертвого дома, или Матрица: перезагрузка-21

Этот роман, состоящий из 21-й главы, чертовски актуален, несмотря на время действия, смещенное вроде бы в будущее. Судите сами: для мертвых создан собственный интернет, психику и память человека загружают на внешний носитель, причем делают это ежегодно и когда человек умирает, последний (чаще всего) дубликат активируют. Дубликат ничего не помнит о собственной смерти.

Впрочем, кроме загруженных дубликатов там (ну, в этом нигде) живут (не живут) «те, кого помнят» (нейрозомби), настоящие мертвые и есть еще похищенные копии живых, до сих пор, людей.

В послесмертии идет своя (не) жизнь, которая мало чем отличается от настоящей жизни. Однажды  интернет для мертвых сломался, и дубликаты ненадолго захватили мир, впрочем, ничем кроме игры и феерии, когда мертвые «проникали в умные дома – и получались дома с призраками. Мертвые говорили с живыми душем, паром, дымом. Дышали из кондиционера. Позвякивали стаканами из посудомоечной машины», это не кончилось. Отсюда и объяснение полтергейста, и голосов и т.п.: «…люди всегда хотели коммуницировать с мертвыми. Но что, если тогда, когда началась эта эпоха спиритизма, коммуникация и в самом деле была – но не с мертвыми, а например с нами? Через предметы, стук, радиоприемники, электронный голосовой феномен». И цитирование Федорова – первым написавшего о воскрешении мертвых. И писатель П., родоначальник  темы виртуальности, упоминается в тексте: «…в частности, он остановился на новом романе писателя П., вышедшем этой осенью, как обычно…»   

Рассказ идет от лица (дубликата) убитой женщины, которая обращается к своей умершей же (но до эпохи интернета для мертвых) бабушке, и, разумеется, непосредственно – к читателю. Чтобы расследовать собственную гибель, ей нужно проникнуть в реальность. Хотя становится известно, что ее убил муж, с похищенной копией которого она продолжает жить.

Спойлер: в конце концов, после того, как она побывала собакой, ей удалось, подселившись в диктатора, проникнуть в реальность и разгадать загадку собственной смерти.

Возникает вопрос: почему именно диктатор, причем из города М.? – потому что автор – эмигрантка (И М. – скорее Минск, нежели Москва: «…и дарили диктатору другой, соседней страны, щенка большой белой собаки, смелой и вечной»). И сразу появляются новые смыслы: роман – не только аллегория жизни (не жизни) в Интернете, но и поскольку, как известно, Америка – этот тот свет, то вот отсюда и описание того света… А еще: ведь в конце концов в Интернете мертвых опускается железный компьютерный занавес, разделивший два мира, и в этом мире мертвых начинается своя жизнь: рождение первого ребенка, первая смерть, – то тогда выходит, что это текст о новой версии создания мира и происхождения человека… «Было принято важнейшее, вероятно, основополагающее решение – скрывать от всех новых людей, что наша реальность – это скачанный интернет для мертвых, замкнутый на памяти вещей. О том, что бог – это память, знает только первое поколение дубликатов».

Роман-утопия (или антиутопия) открывается слой за слоем, смысл за смыслом, он, скажем так, глубоко гуглообразный и очень образный.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу