Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2022

s

Олег Демидов

Плохая жена хорошего мужа

Александр Снегирев
Плохая жена хорошего мужа

Другие книги автора

Александр Снегирёв как «куст, добившийся статуса дерева»

В принципе вместо рецензии можно было бы дать первую часть первого рассказа «Где не достанет рука»: писатель приходит в книжный магазин на презентацию собственной книги, а читателей нет, никто не пришёл; зато есть сотрудница издательства, которая хочет записать видео со встречи и готовиться интервьюировать главного героя; да, сотрудница издательства, как и все, путает имя главного героя и называет его Сергеем, на самом деле его зовут иначе (так и хочется сказать: «Саша, привет!»); пусть зал пуст — камера всё равно выхватит только нужных людей.

В этом, как мне представляется, весь литературный путь Александра Снегирёва. Единственное отличие — у него ещё есть в товарищах друзьях как точно такие же писатели без читателей, так и более успешные коллеги.

Любовь Беляцкая уверенна, что нельзя так резко. Но на то она и девушка. Пытается смягчить. А чего смягчать, когда очередную нечитаемую книгу Снегирёва номинируют на очередную премию?

Не откажу себе в удовольствии и напишу буквально ещё несколько абзацев по поводу новой книги Александра Снегирёва.

«Когда выйдешь, звони» — шаткая и бестолковая история курортного романа. «Все её поставщики» — о женском и больном, но модном женском и больном (тренды никто не отменял). «Сорок восемь литров» — рассказ о попытке блоггера помочь девушке, у которой проблемно протекает беременность, а он со своей третьей положительной группой крови призывает таких же, как он, проявить милосердие; но вот беда — у него язва, и от него кровь не берут; и вообще, несмотря ни на что девушка умирает. «Счастливые дубликаты» — сводятся к нехитрой мысли: «Мой отец в каком-то смысле живёт не свою жизнь. А значит, и я тоже. Мы — счастливые дубликаты, которых судьба выхватила со скамейки запасных».

Все рассказы Снегирёва можно пересказать в одной-два-три предложения. В них нет ничего. Они пусты, как старые орехи.

В чём же проблема?

Ближе всех к ней подошёл Роман Богословский. Только не с той стороны (смайл). Он думает, что «Хорошая жена плохого мужа» — это “хорошая книга о плохих временах”, и ещё полагает, что писать о современности вообще трудно, мол, Снегирёв “написал рассказы в ожидании какой-то большой идеи для романа или повести”.

А я скажу больше: во-первых, повесть или роман Снегирёва ещё более не читаемы, нежели рассказы; а во-вторых, писать о современности невозможно. Большое видится на расстоянии. Это поэты и критики работают с современностью. А проза, а тем более хорошая проза — написана исключительно на расстоянии.

Вы можете мне не верить, но подойдите к своей книжной полке и посмотрите на корешки. Назовите мне хотя бы одного автора, который писал о современности языком его современности и затрагивал бы соответствующие проблемы. Нет таких. Я обошёл несколько стеллажей домашней библиотеки, где стоят книги с античностью, русской литературой XVIII-XX веков, зарубежной литературой XX века, современной литературой России, Европы и Америки. И нигде нет ни намёка на книгу о современности.

Современный реалии в иной стране или культурной среде — пожалуйста («Идеаль» и «Windows on the world» Фредерика Бегбедера или «Палач» Эдуарда Лимонова). Ремейк на современные манер — пожалуйста («Зона затопления» и «Чего вы хотите» Романа Сенчина). Но в основном вся литература работает либо с вечными проблемами, либо с погружением в прошлое или будущее (!) — близкое или далёкое («Покорность» Мишеля Уэльбека или «Трансгуманизм Inc.» Виктора Пелевина). Либо же современность становится материал для отработки всего этого — пожалуйста («Патриот» Андрея Рубанова или «Земля — воздух — небо» Германа Садулаева).

И никак иначе.

А у Александра Снегирёва — очередная вялая попытка зафиксировать скучный быт и рефлексию обывателя и элитарного деятели культуры (что чаще всего один и тот же персонаж).

Наталья Соловьёва в своей рецензии замечает: «От рассказов веет презрением автора к его героям. Но тут надо сказать, что Снегирёву и презрение, и сарказм на редкость хорошо удаются. Хлёстко, метко, местами шокирующе, хотя немного напоминает лонгриды в Фейсбук или в ЖЖ». Но критик дистанцирует автора от героя — я бы этого делать не стал.

Проблема конкретно автора, а не этой книги — в том, что он при всех своих талантах, оригинальных идеях и подходах к проблематике (шучу: ничего этого даже рядом нет) не может занять сильную позицию: все его тексты — во всех смыслах слабы, бесхребетны и не могут взять читателя за горло и вести с ним серьёзный разговор.

В советское время про всё это говорили — мещанство.

В наше нужно говорить иначе: типичный литературный процесс.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу