Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2022

s

Марина Кронидова

Цивилизация хаоса

Алина Витухновская
Цивилизация хаоса

Другие книги автора

Алина Витухновская «Цивилизация хаоса»

Вообще-то, последнюю рецензию я собиралась написать про поросенка Фреда, но...   

Алина Витухновская - мне нравились ее ранние стихи, середины девяностых прошлого века. Политические амбиции поэтессы в этом веке прошли мимо моего внимания. И вот целый том публицистики поэтки-ницшеанки, переродившейся в абсолютистско-тоталитарную неолибералку.

550 страниц! - честно скажу, мне жаль потраченного времени, ценности которого авторка посвящает целую главу: «Купить можно все. Кроме времени». Сомнительный, как и каждая вторая максима Витухновской, пассаж: а здоровье, жизнь, национальность, кстати, что, в свободной продаже? - но эти ценности не относятся к философским категориям, а значит, пустяки для сверхчеловека.

Именно эта глава - квинтэссенция мировоззрения нашего суперэго.

«Страна (Россия/СССР – М.К.), не совершившая за век ничего грандиозного, кроме сомнительной победы во Второй мировой войне, обречена постоянно её сакрализовать, опять-таки воруя реальное время и заменяя его искажённым эхом прошедшего»

«Иными словами, победило зло большее, чем то, что до сих пор называют “фашизмом”, который с лёгкой руки триумфаторов записали в запредельную, не знавшую доселе масштабов манифестацию абсолютного ужаса, фактически — ада на земле. Но существует ли зло большее, чем “фашизм”? Безусловно, и оно называется проявленной реальностью — той, в которой мы с вами находимся и поныне».

Все это произносится с тем самым пропагандистским пафосом, который свойственен, по мнению автора, как раз критикуемой  ею тоталитарной системе.

Большее зло – это Россия.

«Мы должны спасти Россию от самой себя, а вместе с этим и весь мир»

«Восстановление красного конструкта, произошедшее с прямого попустительства мировых сил, которое мы сейчас наблюдаем, есть вызов и преступление против цивилизации».  

Россия «является “тёмной окраиной бытия”, концентрацией некоего демиургического насилия и его хтонической энергии. Русская культура, в отличие от западной, ставшей декоративной, музейной, опциональной, выполняет в первую очередь именно репрессивные функции».

«Я не знаю ничего из советской культуры, что стоило бы почитать-посмотреть. Вообще ничего».

«А советская культура – и не культура вовсе, это псевдоокультуренный управленческо-распределительный конструкт, удушающий все живое загончик».

«Если русская литература сакрализовала страдание, то советская — осуществляла (буквально — доносила, расстреливала, закапывала). Уберите советскую культуру, и нынешняя криво сделанная, картонная, ментальная ЭрэФия рухнет. Не говоря уже о советской поэзии — апофеозе рифмованного верноподданичества и непередаваемой пошлости».

«Каждый нормальный человек в нынешней ЭрЭфии чувствует себя маргиналом, аутсайдером, персоной нон грата. Причем альтернатив этому нет. Разве что пойти участвовать в чумном карнавале оплывших свиных рыл».

Вот оно как.

Ницшеанские солипсические откровения Витухновской занимают первые сто страниц этого опуса. Кроме ни разу не к месту упомянутого, «как написано в  отечественном УК» (!), «Признание - царица доказательств» (приписанного Вышинскому), здесь можно выудить не один десяток изящных как бы философских банальностей, словесной эквилибристики и афоризмов в духе «эгоэкзистенциализма».

«Я бы хотела видеть ту философию, которая ставит точку, а не многоточие».

«Ад - это адекватность».

«Гламур и есть “сверхчеловечность”».

«Моралист всегда проигрывает гению».

«Из слезинки ребенка можно приготовить все. От пули до атомной бомбы».

Эта стилистически неловкая сентенция - вершина Витухновской, она не единожды повторена, Достоевский отдыхает.

«Писать - это быть внимательным к каждому многоточию. Писать - это быть расчетливым и неуловимым и при этом  механическим автором. В некотором роде - писать это не быть».

«Лет в 20, измученная бременем письма (…) я писала: “Искусство - петля, которая меня задушит”», «я никогда не хотела быть мудрой, только умной. Интеллект антидемиургичен по природе своей».

«Я никогда не испытывала желание поделится чем то, обсудить что-то, проговорить нечто…» - вот это кокетство, чем только не поделилась с потенциальным читателем Витухновская в своем труде. Хотя, труд ли это, любуясь собой в каждой запятой, гнать километры писанины, поигрывая с Хайдеггером, подмигивая Ницше и Канту, нигилистически топча историю и культуру, а, по сути, занимаясь обыкновенным пасквилянством.

Бритва Оккама тут бы не помешала, ну, или редактура.

«Биография в моей системе ценностей, безусловно, выше жизни…»

«Лично я своей репутацией крайне дорожу. Раньше говорили – где бы ни печатали, лишь бы печатали. Теперь ровно наоборот. Во всяком случае, для меня. Обилие графоманских и прочих ресурсов столь велико (…), посему лучше уж не печататься нигде, чем в нерепрезентативных сомнительных изданиях».

Ага, и это пишет постоянный автор сайта kasparov.ru.

Если абстрагироваться от мирского - обзоров плохих сериалов, растиражированного, но посредственного кино и прочей культурки – книга представляет собой этакое похрюкивающее и повизгивающее в самоупоении журналистское свинство: Новодворская с «черным маникюром».

А ведь свое отношение к миру Витухновская давно уже высказала в стихах - умнее, жестче и точнее - поэт не должен предавать себя и переделывать лиру в рупор:

«Вы микробы метро, пациенты моей Хиросимы. // Я фашистский “Иисус”, акробат абсолютных злодейств. // Я сакральная цель харакири Юкио Мисимы, // Диссидент гуманизма и гений опасных идей» (…) «Абсолютный Расстрел. Неизбежный Предел Революций. // Отрицаний тотальных нахальная сбудется цель. //
И железные марши, как челюсти тьмы разомкнутся. // И потом будет то, что всегда происходит в конце. //
И сакральная суть ускользнёт, как последняя сука, // И устанут герои, и тоже решатся не жить. //
И никто не узнает, как вечная серая скука //
Устранённую явь вдруг сумеет собой заменить
».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу