Ольга Погодина-Кузмина

Саша, привет!

Дмитрий Данилов
Саша, привет!

Другие книги автора

ДВЕРЬ В ПОТУСТОРОННЕЕ

Данилов — из тех авторов, которые остро чувствуют трансцендентное. Его литературный стиль  строится на описании бытовых действий, простых движений, перемещений героев по улицам и городам. Поначалу это намеренное упрощение кажется голым приемом, очередным постмодернистским вывертом, за которым чаще всего скрывается смысловая пустота. Но Дмитрий Данилов совершает над словами какое-то необъяснимое колдовство, и они начинают мерцать обещанием каких-то важных неразгаданных тайн.

 

Внимательное, почти детское удивление каждой мелочи, из которой состоит этот мир, неожиданно создает в пространстве книги эхо, за которым слышится поступь рока, неотвратимость смерти, но и некое обещание, компас надежды. Это редкий дар быть на прямой связи с трансцендентным. Большинство пишущих имитируют, нагнетают в себе метафизическое, пытаясь зашаманить мироздание эмоциональным напором. У Данилова это получается при минимальных затратах, но тем сильнее эффект.

 

Можно было бы назвать этот феномен «поэтическое чувствование», но слово «поэзия» затерто настолько, что утратило свой первоначальный, сакральный смысл.

 

Таким людям живется непросто, и судьба писателя Данилова, на первый взгляд весьма успешная, на самом деле складывается скорее вопреки смыслам его высказывания. Потому что его тексты, прежде всего пьесы, чрезвычайно популярные на современной сцене, чаще всего пытаются использовать для политических спекуляций. Как жаловался некогда Вампилов, что его «Старшего сына» и другие тексты самовлюбленные режиссеры ставят как агитку против власти, против милиции, а получается - «против здравого смысла».

 

Вот и прозаическую книгу «Саша, привет!» Данилова наверняка многие читатели воспримут как некую кафкианскую, абсурдистскую сатиру на современное общество. Ведь мы так и не понимаем, в чем вина главного героя романа, живущего под надзором в ожидании смерти.

 

Структура антиутопии или притчи не должна нас вводить в заблуждение. Сюжет в этой книге является служебным, малозначимым конструктом. Главное — ритуальное, почти молитвенное проговаривание слов, которые как ключ приоткрывают дверь в потустороннее. 

 

«Стоит, как идиот, на Красной площади, смотрит на всё вот это. Серёжа долго стоит на Красной площади и смотрит на неё, на сооружения, которые её окружают, — Кремлёвскую стену, Мавзолей, храм Василия Блаженного, ГУМ, Казанский собор, Исторический музей. Натурально, как дурак, как идиот, вращается вокруг своей оси, поворачивается, смотрит вокруг. Потом перестаёт вращаться и просто неподвижно смотрит на Спасскую башню. Это и правда самый красивый объект Красной площади. Серёжа смотрит, смотрит. Смотрит пристально. В какой-то момент Серёже начинает казаться, что вся площадь становится красной. Всё становится красным — и брусчатка, и собор Василия Блаженного, и люди на площади, на Красной площади, которая стала полностью красной. Серёжа смотрит на всё это, и ему, кажется, становится нехорошо. К Серёже моментально подходит полицейский. Здравствуйте, старший лейтенант Лебеденко, как вы себя чувствуете? Врача не нужно?

Нормально, да? Правда нормально? Ну смотрите. Давайте тогда идите вон туда, вон, видите, на Ильинке, есть скамеечки, вот идите туда, посидите. Если помощь нужна будет, обращайтесь».

 

И ты понимаешь, что тебе тоже очень нужна помощь. Но ты боишься обратиться — потому что чувствуешь, что можешь обратиться черт знает в кого.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу