Аглая Топорова

Девственность

Евгений Алехин
Девственность

Другие книги автора

Евгений Алёхин «Девственность»

У каждого из нас наверняка есть друзья с наполненной страстями жизнью и хорошо подвешенным, которые время от времени появляясь в ареале нашего обитания за несколько часов или дней болтовни умудряются рассказать миллион историй и себе и окружающих, поделиться страданиями и остроумными наблюдениями и, слегка подрасслабившись от нашего внимания и интереса, унестись к новым творческим и бытовым подвигам, оставив нас в состоянии радостного недоумения «о, как бывает-то!», уверенности в правильности собственного жизненного выбора «не так-то еще плохо я живу», а то и глубокого разочарования от собственной несвободы и отсутствия амбициозных планов и американских горок переживаний. Впрочем, и сами мы наверняка служим для кого-то таким вот учебно-психотерапевтическим примером.

В ХХ веке эта традиция из сугубо дружеского общения переместилась в литературу. Мы подсчитывали литры, выпитые Чарльзом Буковски, и гадали, удастся ли ему все-таки выбраться из почтового отделения; путешествовали по городам, запоям и газетам вместе с Сергеем Довлатовым; практически в режиме реального времени наблюдали взлёт и старение Эдуарда Лимонова… Конечно, многие писатели пишут автобиографическую прозу, но дотошное описание мыслей и эмоций, сквозные герои и повторяющиеся ситуации (причем, как в сюжетном, так и в рефлексивном плане) составляют, на мой взгляд, особенность этой литературы. Автор словно бы творит свою судьбу на наших глазах и не забывает об этом отчитаться.

 Евгений Алёхин является продолжателем именно этой традиции – и, на сегодняшний день, в русской литературе самым интересным и, скажем так, доведшим до совершенства собственный метод описания окружающего мира, приключений своих души, разума и тела, особенно некоторых жизненно и творчески важных органов.

Читателю, знакомому с творчеством Алёхина, «Девственность» в концептуальном плане не принесет ничего нового. Перед нами все тот же Жека (Евген, Жука и т.д), мечущийся между желанием жить правильно и тем, что у него получается в реальности. Представления о «правильном», которые Алёхин заново выдумывает для своего героя в каждом из своих романов, как всегда, терпят крах, поскольку слишком уж автор требователен и не дает спуску ни себе, ни своему герою, с которым сливается почти до неразличимого. Реальные медицинские диагнозы и распорядок дня переплетаются с творческими и деловыми достижениями, воспоминания детства и юности смешиваются с реальностью сегодняшнего дня. «Девственность», как и другие романы Алёхина, имеет достаточно строгий таймлайн – события и пояснения к ним записываются едва ли не с дневниковой точностью. Впрочем, на эту особенность своей прозы обращает внимание и сам автор: «… я пишу календари. Моя цель прибить к стене какой-то момент, какой-то день, какую-то тему и часть жизни. Может быть, текущее ощущение. Чтобы из жизни можно было извлечь каплю смысла. А иначе, если я это не сделаю, смысла совсем не будет».

Да что же в этом во всем интересного? Записывать каждый день – это и я могу, скажет иной читатель/писатель-скептик. И будет неправ. На самом деле, творческий метод, выбранный Алёхиным, совсем не прост и требует от автора, с одной стороны, предельной искренности, растворения себя в ткани текста; с другой – умения видеть те детали, которые позволяют превращать любое событие (очередь в пункте доставки, разговор со стюардессой в самолете, пьяный секс с бывшей женой и т.д) в метафору собственного, да и общечеловеческого бытия. А умение автора строить композицию превращает в общем-то обычные эпизоды жизни в увлекательный рассказ.

Досадно только, что «Девственность» получилась у Алёхина очень грустной: 

«Думаю, у меня начинается что-то вроде любовной деменции, межполовая слепота. Когда ты объездил страну несколько раз, подписывал книги, фотографировался, целовался с людьми, проводил время с сотней девчонок, все они в какой-то момент уже утратили важность, индивидуальность. У меня закончились ярлыки».

Но несмотря на элегический тон этого романа, мы понимаем, что хотя, по собственному признанию, девственности Алёхин пока не лишился, он, по крайней мере, повзрослел и готов к новым творческим открытиям. Я лично буду ждать его новых историй.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу