Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2022

s

Ольга Погодина-Кузмина

Легкий способ завязать с сатанизмом

Анна Чухлебова
Легкий способ завязать с сатанизмом

Другие книги автора

НА КЛАДБИЩЕ ВЕТЕР СВИЩЕТ

Это книга рассказов просто брызжет молодым талантом. При этом писательский стиль зрелый лихой, брутальный. Сюжеты яркие, почти в каждом рассказе есть перемена оптики, дающая неожиданный эффект. Вот учительница физики ходит на кладбище и рубит головы черным петухам, чтобы приворожить суженого-ряженого, и в итоге получает желаемое — мертвого жениха (рассказ «Кровообращение»). А скатившийся по социальной лестнице философ-штукатур тоскует по мертвой ангельской невесте (рассказ «Невеста»). Шершавая, пористая кожа бытия дается в максимальном, убедительном приближении.

«Двенадцать лет прошли в этом тумане, тупел, заливал глаза. Когда-то тонкая моя Людмила грубела, вертлявая ее, живая манера занимать пространство собой превращалась в обглоданную временем кость. Вместо саламандры в руках оказалась дряхлеющая наседка, во всех своих бедах давно и крепко винившая меня».

После убийства жены штукатур вновь обретает невесту в образе юного напарника Дани, но с ним разочарование наступает стократ быстрее, и тут же завершается кровавой свадьбой.

А вот про девичью любовь — к бледному, неживучему, после оргазма впадающему в обмороки Пьеро, «когда твой мальчик самая красивая девочка в мире». И сама героиня себе ощущает не Мальвиной, а Папой Карло, который в каждой деревяшке ищет родную душу  (рассказ «С возвращением»).

Одна беда, к середине сборника начинаешь уставать от мертвых девочек, секса на кладбище в окружении каменных зрителей, от некрофилов, ведьм и сатанистов. Хочется смены темы и регистра, хочется про жизнь и ее радости. Как говорила дочка писателя Довлатова: «Папа, напиши что-нибудь доброе. Напиши про собаку».

Но героев рассказов Чухлебовой снова и снова тянет к земле. И не то чтобы с трагическим надрывом, а как-то обреченно, словно бытовуха заедает былую страсть.

«Даже в разгар того слепого от спелости лета, помоечного рая, полноты времен, мне регулярно снились кладбища».

Иронические пассажи также сильно отдают мертвечиной.

«-Знаешь, почему у меня зубы черные? Это активированный уголь. Попробуй пожевать, у тебя тоже такие будут.

-А зачем тебе черные зубы?

-Чтоб быть похожим на труп».

А чтение Чухлебовой похоже на те самые грязевые ванны, которые врач из анекдота советовал принимать больному СПИДом. Мол, помочь не поможет, но к земле привыкать будете. Вопрос лишь в том, насколько читателю интересен этот эксперимент и готов ли он получать от этого удовольствие, как герой той же «Невесты».

«От тяжести этой невесомой, со смертью жены забытой, от бесстыжих смешков, от всего скотства происходящего перед глазами пылали звезды».

Не знаю, ставились ли автором такие задачи, но к финалу сборника ты отчетливо осознаешь, что игры в сатанизм приводят к отмиранию человеческого образа, тому самому библейскому «и не горяч, ни холоден», к мертвенному равнодушию сердца, какое диагностируется у героини рассказ «Сатанизм».

«За ужином могли включить документалку с кадрами Холокоста. На экране тощее копошение, а мы жрем разжаренный рис и пьем пиво. Меня хвалят ― крепкая девочка,

ну а мне все равно, это ведь давно кончилось, люди мертвы».

А мы вот пока живы, и выбираем жизнь. И правда, Аня, хватит черных петушков — напиши про собаку. Очень прошу.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу