Ольга Погодина-Кузмина

Стеклянный человек

Валерий Печейкин
Стеклянный человек

Другие книги автора

НЕВЫНОСИМАЯ РОСКОШЬ ЧЕПУХИ

Валера Печйкин — или Валерочка, как он себя называет, упражняясь в остроумии на страницах соцсетей - искрометно талантливый, ироничный и тонко мыслящий человек. С ним приятно поболтать на отвлеченные темы, и даже вступить в политческую дискуссию (не совсем всерьез, разумееся, ибо Валерочка не Юля Ауг, он считывает даже вуалевидный троллинг и отвечает на том же языке).

Но то, что здорово и весело в жанре открытого дневника и фейсбучных заметок, в формате книги оборачивается монотонным шуткованием с набором нехитрых приемчиков, и это быстро утомляет.

Главное, все это ты уже читал — почти слово в слово — в меннипеях Упыря Лихого, в бомбических сатирах Наташи Романовой и в Фейсбучике самого Валерочки. И каламбуры типа «Детский ад», и неизбежное в данной повестке внимание к порочной стороне человеческой натуры, и тема гомосексуализма, которая с древних времен является неиссякаемым источником юмора, и широкое применение молодежного сленга, слегка заветренного, но еще вполне пригодного к продаже. 

«Поначалу ничего прикольного мы в  музее не увидели. Было фуфлыжно, как в  поликлинике. Подошли к триптиху «Инфекция». Плакат про ОРВИ, плакат про кишечную хрень и плакат про СПИД. У последнего подзаголовок «Инфекции, передающиеся половым путем». Про некоторых в школе говорили, что они ходят этим путем с  пяти лет. Было заметно, что все три плаката рисовал один мусульманский художник, которому было ссыкотно изображать человека, поэтому он изображал не людей, а какую-то хрень».

Понятно, что у такой книги всегда найдутся свои поклонники — Валерочку любят дяди и тети из всяких драматургических и литературных премий, и любовь эта имеет достаточно оснований. Но все же назвать эту книгу «роскошным интеллектуальным стендапом, темой для которого становится сама жизнь» - как значится в аннотации — слишком большой аванс. Если уж говорить о роскоши, этот текст скорее напоминает наряды Филиппа — много блеска, лоска, даже самоиронии, но ты не можешь избавиться от чувства, что на твоих глазах человек превратился в цирковую лошадь и несказанно этому рад.

Валерочка как в том анекдоте — сует нам, дуракам, в руки хрен стеклянный, чтоб  поглядеть, как мы его уроним, и сколько звона, блеску, шума произведет эта нехитрая шутка.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу