Ольга Погодина-Кузмина

Столкновение

Петр Павленский
Столкновение

Другие книги автора

ШАТНУТЬ ЧУЖОЙ РЕЖИМ

Перед нами книга, автором которой значится известный художник-акционист Петр Павленский, и любопытный парадокс заключается в том, что Павленский эту книгу не писал. Он как бы произвел ее на свет через непорочное зачатие от своего же творчества.

Небольшой том, целиком состоящий из свидетельских показаний, протоколов задержания, решений судов, личных писем и прочих материалов, связанных с художественными акциями Павленского, к литературе имеет отношение опосредованное. С другой стороны, это не публицистика, не журналистское расследование, не просто сборник документов. Поэтому мы

вполне можем расценивать эту книгу как эксперимент на стыке жанров, когда вещество литературы рождается из документального материала как бы само собой, без дополнительных усилий автора, который все необходимые усилия уже совершил, зашивая себе рот, прибывая половые органы к брусчатке Красной площади или поджигая двери ФСБ и Национального банка Франции.

Великий мексиканский художник Диего Ривера говорил: «Всякое искусство — это пропаганда. Если в нем нет пропаганды, значит это не искусство». И это абсолютно точная мысль. Акционизм, пожалуй, самое политизированное искусство сегодня. Но это не означает, что акционизм сколько-нибудь революционное искусство — какой была, например, живопись Риверы. Акционизм пропагандирует набор ментальных клише, которые ему разрешается транслировать и почти никогда не пытается всерьез нападать на те социальные институты и надстройки, которые трогать запрещено. Вернее, конечно, пытается, но эти попытки не идут в зачет.

Поэтому многие из нас были удивлены, когда Павленский в Париже провел акцию, аналогичную той, которую он предпринял в Москве.

Мы все понимаем, что начиная с середины двухтысячных в медиасфере (включая все виды искусства) такие объекты как Кремль, КГБ/ФСБ, Сталин/Путин, СССР/Россия — являются четко обозначенными мишенями ударов. Распределение наград на этом политическом полигоне производится через институты «западной демократии» и напрямую зависит от произведенного акцией медийного эффекта. До определенного времени Павленский считался отличником боевой подготовки и одновременно наглядным пособием для всех, кто мечтал в этой сфере преуспеть. Но забив гол в «свои ворота» - в центре Парижа — он тут же превратился в банального преступника и хулигана. Самый простой пример такого фола — герой войны, который получал награды за убийство фашистов, но дискредитировал свой героизм, застрелив соседа в пьяной драке.

Я не особенно погружалась в эту кухню, но могу предположить, что после своего неадекватного поступка Павленский был вычеркнут из списков на поощрение и медиа-продвижение. Вероятно, был запущен механизм его дискредитации и лишения званий. Не так давно вышла книга-исповедь его жены Оксаны Шалыгиной. Колумнист «Сноба» Карен Газарян прямо пишет, что «тексты Шалыгиной нивелировали тонкую грань между частной жизнью художника и его творчеством, фактически изничтожив работы Павленского».

Эта показательная порка посылает всем вовлеченным в процесс четкий сигнал, что «Шов», «Туша», «Фиксация», «Угроза», «Свобода» (все, что связано с наглядной критикой российской власти и общества) — это нужное и правильное искусство, а поджог двери банка Франции (кажется, у этой акции даже нет своего названия) — это выходка сумасшедшего маргинала.   

Что ж, поразмышлять на эти темы, листая книгу «Столкновение» - у которой, разумеется, почти нет медиа-следа на Западе и, соответственно, ничтожно мал интерес со стороны широкой публики — было любопытно. Павленский попытался слегка шатнуть чужой режим, и жесткий ответ последовал незамедлительно. При этом признанные ранее «подвиги Петра» дискредитации не подлежат, и продолжают успешно функционировать как пример творческой смелости и вызова «тоталитарной системе».

Хочу добавить, что по такому принципу функционирует буквально все культурное пространство в точке противостояния Запад — Россия. Эта система поощрений и наказаний, грантов и поездок, фестивалей и премий, выстроена и почти идеально отлажена в сфере театра, кино, визуальных искусств. Немного упустили только литературу — как маргинальную и плохо монетизируемую сферу. Показательно, что именно в литературе пытается по-новому реализоваться и Павленский, отлученный от прочих ретрансляторов.

Нас крепко держит за горло мир «свободы и демократии». Но это не значит, что тоталитарную систему культурного контроля нельзя сломать. Каждый из нас может подсыпать немного песка в дуло вражеского танка. Каждый может отказаться служить холуем или полицаем западной «системы ценностей», а точнее — системы манипуляции сознанием масс.  За это, слава богу, пока не расстреливают. А без премий и аплодисментов вполне себе можно прожить. 

Мне кажется, Петр Павленский ощутил  (возможно, интуитивно), что скоро выбор позиции для каждого художника будет ограничен только «за и против», и его «Столкновение» предрекает ту острую фазу глобального конфликта, в которой мы оказались сегодня, 5 марта 2022 года.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу