Матвей Раздельный

Высшая каста

Иван Миронов
Высшая каста

Другие книги автора

Сталин умер, Путин жив

О романе Ивана Миронова «Высшая каста»

Знакомясь с биографией Ивана Миронова, невольно ловишь себя на мысли, что, раз человек такой судьбы сочинил роман, то интересен тот будет, в первую очередь, с юридической, политической и исторической точек зрения, ибо его автор – адвокат и дважды, например, кандидат: 1) в депутаты Государственной думы от блока «Родина» и 2) исторических наук.

При этом знакомясь с, собственно, романом, с 470-страничной «Высшей кастой», ты понимаешь, что, хотя и не ошибся ни разу по части тройного любопытства, перепутал очереди местами: в первую из них роман интересен с точки зрения именно литературной.

Это касается и, назовём их так, стройматериалов, из коих возведён текст, и сюжета в целом, и атмосферной, психологической, если угодно, магии, возникающей как внутри, так и между строк.

Жанр определить столь же трудно, сколь это было в случае с «Каменным мостом» Александра Терехова, да и вообще у упомянутых выше книг немало пересечений: от вспомогательного фантастического элемента (в «КМ» – лифт времени, в «ВК» – препарат, позволяющий во сне пошагово проживать жизнь чужого, уже умершего, человека) до, в принципе, фабулы, где наши современники, ведущие собственные половую и другие жизни, расследуют дела сталинской эпохи (в «КМ» – «дело волчат», в «ВК» – «дело врачей», помимо прочего).

Тем не менее, «Высшая каста», выигрывая в, с позволения сказать, зрелищности, проигрывает «Каменному мосту» и в уникальности слога, и в каком-то, прости господи, экзистенциально-химическом составе прозы, что, к слову, совсем не является приговором, ибо «Каменный мост» – эталон, своего рода.

Возьмём что-нибудь гораздо менее монументальное и мокументальное.

Например, роман Бориса Акунина «Квест».

Пересечения также наблюдаются: от вспомогательного фантастического элемента (в «Квесте» – препарат «самсонит», позволяющий насыщаться огромным объёмом информации за считанные секунды, в «ВК» – см. выше) до, в принципе, фабулы, где дела сталинской эпохи расследуются не без скачка во времени (в «Квесте» – помимо 1930-х, речь идёт о 1812 г., в «ВК» – см. выше и ниже).

И вот здесь уже «Квест», выигрывая в, с позволения сказать, зрелищности, проигрывает «Высшей касте» и в уникальности слога, и в каком-то, прости господи, экзистенциально-химическом составе прозы.

Всё относительно.

Однако наиболее верным, пожалуй, будет сравнение с практически любой книгой Александра Андреевича Проханова, ибо схожего здесь – не счесть: от политической конспирологии до вдумчивого постмодернизма.

Тут, я думаю, пора вкратце рассказать о том, каким образом сконструирован роман «Высшая каста».

Итак, трое друзей: бизнесмен Блудов, чиновник Мозгалевский и генерал Красноперов (плюс возлюбленная генерала – Виктория), – принимают в секретной лаборатории, расположенной в Мавзолее, препарат, представляющий собой некую вытяжку из ДНК, соответственно, Иосифа Сталина, Лаврентия Берии и Георгия Жукова (плюс машинистки Жукова – Екатерины Климовой), и начинают изучать во сне – в натуральную, так сказать, величину – послевоенные годы глазами указанных исторических, привет Джеймсу Кэмерону, аватаров.

При этом судьбу своего аватара изменить нельзя, а сон оказывается слишком, привет Фредди Крюгеру, материальным.

Кроме того, трое друзей много беседуют, формулируя альтернативные версии закулисной подоплёки громких эксцессов последних лет: кто и почему убил Бориса Немцова, кто и почему сбил «Боинг», кто и почему сперва медийно породил, а затем медийно уничтожил фигуру Игоря Стрелкова (Гиркина)?

Попутно трое друзей встречают на разнообразных мероприятиях лже-закамуфлированных знаменитостей, как то: «православного миллиардера» Козявина (списанного, безусловно, с Константина Малофеева), «писателя-депутата» Лавлинского (карикатурный двойник, очевидно, Захара Прилепина, про которого Иван Миронов бросает всего пару, но исключительно едких фраз: тост Лавлинский «долго и нудно глаголил», его «блаженная проза […] напоминала нервические показания потерпевшего», а также «его всюду приглашали, но никто не читал») и даже «телевизионного кумира постсоветской интеллигенции, маргинального пролетариата и экзальтированных пенсионерок» Подносова (Иван Миронов буквально издевается над Прохановым, у которого, по сути, позаимствовал творческий метод).

К слову, сравните звания и фамилии одного из главных героев «Высшей касты» – генерала Красноперова и главного героя целого цикла книг (в том числе «Господина Гексогена», получившего в своё время «Нацбест») Александра Проханова – генерала Белосельцева.

Два генерала, один Красно-, другой Бело-.

Весьма символично, учитывая, что автор великолепных «Господина…» и  «Надписи» неустанно твердил и твердит о непрерывности русской истории и преемственности Белой и Красной Империй.

Важной в «Высшей касте» мне представляется сцена, где бизнесмен, чиновник и генерал нападают на соседа, изображая из себя то ли грабителей, то ли террористов, таким образом одновременно и развлекаясь, и проверяя на преданность ближайшее окружение, а уж сцены с пронизывающим пространство и время полудьяволом, принимающим личины докторов из разных эпох: Збарского, Вайнштейна и безымянного главврача – по уровню проработки и философской насыщенности вполне сопоставимы со сценой из «Братьев Карамазовых», где Иван беседует с чёртом.

Отдельно хочется отметить психологически тонко описанный любовный не тре-, а, по сути, шестиугольник, ибо интрижка, вроде бы как случившаяся между историческими аватарами в начале 1950-х, влияет на отношения между героями из 2010-х (2020-х).

Характерно, что трое друзей – вполне себе лоялисты-пропутинцы, искренние традиционалисты, совсем не либералы, хотя и ничуть не аскеты, и с зашкаливающим числом грехов за плечами.

Сталин, Берия и Жуков показаны тоже амбивалентно – интриганы и, так или иначе, убийцы с одной стороны, с другой – живые люди, совершающие великие дела.

В отличие от «Каменного моста», Иосиф Виссарионович здесь более земной, не выведен за рамки повествования, и аккуратнее, но всё равно подобно тому, как это было с фигурой Ленина в фильме «Телец» Александра Сокурова, продемонстрирована предсмертная немощность вождя, а также внезапно подвергнут, например, сомнению тот факт, что Сталин любил читать книги.

Ситуация 1953-го года, когда в высших эшелонах власти шла борьба за то, чтобы принять страну из рук генералиссимуса, зеркалится с современностью, в которой когда-нибудь, рано или поздно, кто-то примет страну из рук полковника, – собственно, полубредовой фантазией-вакханалией на эту тему и заканчивается роман «Высшая каста».

Короче говоря, Сталин умер, Путин жив, но и при первом, и при втором сочинялись и сочиняются умные, сложные, увлекательные романы.

«Высшая каста» – один из них.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу