Матвей Раздельный

Угловая комната

Тимур Валитов
Угловая комната

Другие книги автора

Терапевтическое литературоведение

О книге Тимура Валитова «Угловая комната»

С одной стороны, не только эпиграф из недавнего лауреата Нобелевской премии по литературе Патрика Модиано, но и явная отсылка к Альберу Камю (ср. титульные предложения классического «Постороннего» и рассматриваемой «Угловой комнаты»: «Сегодня умерла мама» и «Отца не стало в седьмом часу»), а также вставная новелла (рукопись гомосексуалиста Фарика), действие (или муторное бездействие) которой разворачивается в Париже, настраивают нас на, прошу прощения, грассирующе-лягушачий лад.

С другой – мы имеем очень русскую историю о смерти отца (вспомним сильнейшую сцену из «Саньки» Захара Прилепина) с периодическими рассуждениями об очень русском космисте Андрее Платонове (правда, иногда кажущимися несколько искусственными, как будто старающимися угодить издателю Елене Шубиной – специалисту по Платонову).

С третьей стороны – это географическое приключение (перед глазами встаёт схема переездов персонажей «Отцов и детей», которую мы чертили то ли в школе, то ли на первом курсе колледжа), не снабжённое лобовыми опознавательными знаками (как сейчас модно делать в кино – пускать титр по поводу и без), но вычисляемое по локациям и карликовым историческим событиям (концерт Егора Крида на День города в таком-то году).

Конечно, имеющуюся у Валитова ветку Москва – Нижний Новгород не пристегнёшь сиквелом к радищевской Петербург – Москва, и не потому, что век XVIII и век XXI не близнецы-братья, но потому, что нет почти ни у кого из авторов моего поколения (под и слегка за 30), Валитов – не исключение, увлечённости масштабом, они всё больше про внутренние переживания (изнасиловал ли Фарик главного героя? что делать, когда умер твой отец?).

С четвёртой стороны – это филологическая рефлексия, так как главный герой – писатель (я, к слову, не люблю, когда писатели пишут про писателей, есть в этом нечто извращённое), и он рассуждает не только о Платонове, но и, например, о Цветаевой (эти фрагменты, кстати, наиболее любопытны).

Литературовед, мне кажется, победил в Тимуре Валитове романиста (впрочем, то же самое я готов сказать и о Борисе Пастернаке как создателе «Доктора Живаго»).

Вот я перечислил четыре стороны, а упоминаемая выше Марина Ивановна может смело нас с вами на каждую из них благословить.

В сухом остатке же мы имеем текст почти бессюжетный, но бессюжетный не в смысле потока сознания, а в смысле предельной реалистичности – желании автора изжить травму (-ы) методом детальной реконструкции событий: обыденные разговоры ни о чём, прогулки с другом, с чужой женщиной из прошлого, воспоминания об отце и – писательские, литературоведческие причуды.

Если убрать последний пункт (а также не принимать во внимание вставную новеллу, сочинённую, такое впечатление, исключительно с целью попробовать себя в качестве стилиста), то перед нами предстанет новая версия Романа Сенчина, герои которого далеко не всегда писатели (хотя встречаются и писатели, поэтому и последний пункт убирать, пожалуй, не следует), но – фиксируют всё, что видят, слышат и чувствуют.

Кстати, финал «Угловой комнаты»: запутавшийся (в том числе в необязательных половых связях) и сидящий в своего рода урбанистической мышеловке главный герой – это, по сути, плагиат (оммаж / рифма к) «Информации» Романа Сенчина (а если учесть, что последний сочинил ещё и «Дождь в Париже», – новыми красками заиграет «парижская» рукопись Фарика).

 В целом, мешать высокую трагедию (смерть отца) с (простите, я старомоден и религиозен) греховной нечистоплотностью (гомосексуальный опыт), да ещё на этой гремучей смеси настаивать не рассказ и не повесть даже, а полноценный роман (ещё раз вспомним «Саньку» Захара Прилепина, где смерть отца – всего лишь эпизод, при этом действующий на читателя не в пример мощнее) – идея спорная, однако если её воплощение способно оказать терапевтический эффект кому-либо, то пусть будет.

Тем более что «Угловая комната» написана по-настоящему отличным русским языком.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу